ГБУК РТ
Вторник, 24.10.2017, 10:23
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
 Республиканская специальная библиотека для слепых и слабовидящих
   г.Казань ул.Серова д.3  Тел/факс (843) 557-26-27, 557-42-09
Главная Незрячие России - ФорумМой профиль
 
Сайт переехал по адресу http://rsbsrt.ru/
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Форум » Жизнь незрячих » Жизнь незрячих в России » Незрячие России
Незрячие России
NinonДата: Среда, 20.02.2013, 12:27 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Видеть сердцем
Стихи и рельефно-точечная азбука якутского языка Ивана Егорова

Когда Ивану Егорову исполнилось 17 лет, в его жизни, как он уверяет, случилось настоящее чудо. Юноше, до тех пор никуда не отлучавшемуся из таежной глуши, где родился, привезли две толстенные книги.
Они, уверен Иван Николаевич, перевернули его судьбу. Тогда он не мог ни читать, ни писать, ибо грамота, которой обучают в школе, оказалась ему недоступной. Потому что в 12 лет потерял зрение.
Иван появился на свет в многодетной семье, обосновавшейся вдали от обжитых мест, на окраине Горного района. Вообще-то благодатный уголок Якутии, хотя жить здесь нелегко. Сейчас он практически обезлюдел. Несколько лет назад сюда завезли аж из Америки бизонов.
Но в первой половине прошлого века тут, вблизи реки Синей, хозяйствовала большая семья Егоровых. У отца Ивана Николаевича, например, был собственный табун, который незадолго до рождения в 1935 году сына пришлось отдать колхозу. В нем бывшего хозяина лошадей сделали табунщиком. Он построил зимовье в местах их тебеневки, в которое переселилась его семья. В ней родились 15 детей, из которых к началу Отечественной войны выжили лишь семеро.
— Мой отец Николай Петрович умер, когда ему не было и пятидесяти лет, — вспоминает Иван Егоров. — Остались мы, семеро детей, на попечении матери Марии Дмитриевны.
Детство Ивана Николаевича прошло вдали от людей на таежном приволье. В начальной школе учился километрах в 40-50 от родных мест. Рос нормальным любознательным мальчишкой, пока не заболел, из-за чего быстро ухудшалось зрение. А на весь тогдашний Нюрбаганчинский наслег в ту пору лечил от недугов разбросанное по таежной глуши население один-единственный фельдшер.
Не один день минул, пока слепнувшего Ивана положили в районную больницу. Месяц пробыл в ней без какой-либо пользы, после чего мальчика отправили на попутных грузовиках в столицу республики. Попал на прием к знаменитому здешнему офтальмологу Александру Титову. Тот заглянул в глаза пациента и вынес вердикт, что уже поздно противодействовать страшному недугу, отправил Ивана домой.
Вернулся он на родные просторы и целых пять лет пребывал обреченным на бездеятельность. В школу не ходил. Впрочем, природная любознательность не давала ему покоя. Как вспоминает Иван Николаевич, он мог часами слушать, когда ему читали книги. Их, правда, обнаружилось совсем мало, но все, что нашлись, не остались без внимания незрячего слушателя.
Егоров мог тогда изъясняться только по-якутски, но, что удивительно, его особенно тянуло на метеостанцию, где работали два русских человека — Анатолий Алексеев из Петрозаводска и Николай Крутиков. Они сдружились со смышленым мальчуганом, о многом ему рассказывали. Похоже, именно у них он брал первые уроки русского языка. Эти познания пригодились ему, 17-летнему, когда получил вышеупомянутые фолианты, которые расценил чудом.
То были издания, напечатанные по-особому, рельефно-точечным шрифтом, — "Букварь для слепых" и "Родина любимая".
Вручил Ивану это словесное богатство фронтовик, кавалер ордена Красной Звезды Прокофий Яковлев. Он лишился на войне зрения, служил председателем районной организации ВОС.
Неделю Прокофий Игнатьевич провел в доме Егоровых, и все это время Иван не разлучался с необычными книгами, учился их читать. Проблема была в том, что они написаны на русском языке, которого 17-летний юноша практически не знал. Тем не менее он упорно постигал эту грамоту.
А гость, уезжая, оставил ему наказ. Приближалось 30-летие Якутской АССР, к этой дате замышлялись торжества. Егорову поручили представлять на них родной район, исполнив на сцене песню о Беломорканале, текст которой был напечатан в республиканской газете "Кыым". Это семь довольно длинных куплетов, которые требовалось выучить наизусть. Иван пожелал записать их буквами из специальной азбуки Брайля, чтобы легче запомнить. Но в ней не было знаков, обозначающих пять якутских дифтонгов. Юноша догадался придумать собственный их эквивалент.
На первый взгляд, пустяковое дело. Иван Николаевич тогда и не подозревал, что сотворил очень важную придумку, изобрел рельефно-точечную азбуку якутского языка. Правда, она стала широко применяться лишь спустя четыре десятилетия. В 1992 году учебно-производственный вычислительный центр "Толбон" издал первую книгу для незрячих на якутском языке. Ее автором оказался все тот же энтузиаст Иван Егоров. К тому времени он стал известным поэтом, прибавив к своей фамилии псевдоним Горный. Впрочем, прежде в его жизни произошло множество неординарных событий.
Жизнь, известно, полна случайностей. В 1952 году Иван Егоров расширил возможности азбуки для слепых, но так и не выполнил поручение выступить на торжествах. Потому что на них он просто опоздал. Пока целую неделю добирался на лошадях из родной глухомани в районный центр, участники художественной самодеятельности уехали в Якутск. Еще пару недель ждал самолет туда, а когда, наконец, оказался в столице, юбилейные мероприятия завершились.
Зато добрые люди сводили слепого юношу в республиканскую организацию ВОСа, в Минпрос. А там он получил направление в специализированную школу для слепых детей, о существовании которой до тех пор слыхом не слыхивал. Располагалось это учебное заведение в Мегино-Кангаласском районе, близ села Тюнгюлю.
Впервые попавшего в город юношу посадили на пароход "Красная Якутия". На другом берегу Лены незрячего человека никто не встречал, но опять же добрые люди помогли добраться до райцентра, где он двое суток дожидался почтовой машины, следовавшей в Тюнгюлю. Школа была несколько в стороне от села, в нее проводили случайно встретившиеся местные дети.
Иван был уже переростком, уступал в грамотности большинству учеников, едва уговорил определить его не в четвертый, а в пятый класс.
— Тут уж мне, великовозрастному, важно было как можно быстрее завершить учебу, — вспоминает Иван Николаевич. — Выпускники спецшколы, кто помоложе, могли продолжить учебу в других городах, в тогдашнем Куйбышеве, например. Но мне об этом и мечтать не приходилось.
В школе для незрячих тогда можно было получить только семилетнее образование. А юноше очень хотелось учиться и дальше. Вернулся в родной район, где осилил восьмой класс в школе для зрячих детей.
Потом уехал в Якутск,где переростка приняли девятиклассником опять же в обычную школу.
Но слепой ученик занимался так старательно, что ему доверили одновременно... учительствовать в школе для слепых взрослых!
Советская власть, конечно, заботилась об инвалидах по зрению, но им, как правило, была уготована участь выполнять элементарную работу в специализированных цехах, скажем, матрасы шить, щетки вязать. Любознательного Ивана Егорова такая участь не устраивала. Он предпочел учиться лучше, чем даже зрячие школьники. Аттестат зрелости получил вместе с золотой медалью, стал в Горном районе первым ее обладателем.
Добился этого в 1958 году. Надо же было такому случиться, что именно тогда золотых медалистов лишили права поступать в вузы без экзаменов. Однако и это не остановило Ивана Николаевича. Выдержав приемные экзамены в Якутске, он получил возможность учиться в знаменитом Ленинградском институте имени А.Герцена и без провожатых отбыл в город на Неве. В ту пору столь далеко добирались из Якутии с пересадками. Ивану вновь помогли добрые люди. Опеку над ним взяли двое незнакомых попутчиков — русский и аварец.
— Ночевали в Омске, так они меня и в ресторан сводили, — улыбается Иван Николаевич.
В Москве ему также посодействовали в отправке в Ленинград. Слепой человек приземлился в Пулково, откуда такси доставило его в институт...
В Якутию Иван Николаевич вернулся через пять лет дипломированным преподавателем математики, причем особого профиля. Он мог учить людей с серьезными проблемами здоровья. И около четверти века занимался этим, работая в республиканской школе для слабовидящих детей.
В то время по-прежнему не догадывался, что по существу именно он придумал якутскую азбуку для слепых. Но частенько пользовался ею, потому что пристрастился к литературному сочинительству, писал стихи преимущественно на якутском языке. Нет, оформиться в писатели не торопился. Сочинял, как принято образно говорить, в стол.
На самом деле Иван Николаевич складывал свои литературные произведения в большую картонную коробку: письмо рельефно-точечным шрифтом требует много бумаги.
Впрочем, незрячий поэт умудрялся печатать свои стихи и на обычной пишущей машинке. Еще в институте он освоил слепой метод работы на ней. Но сначала были слова, запечатленные громоздкой азбукой Брайля. Время адаптивных компьютерных технологий еще не наступило. Их блага Егоров вкусил только в ХХI веке, будучи уже в весьма почтенном возрасте.
Лишь в 1986 году школьный учитель отважился предложить журналу "Хотугу Сулус" свою поэму "Я помню". Ее напечатали. Она посвящена старшему брату Егору Егорову, погибшему в Отечественную войну на Украине в бою близ деревень Большие и Малые Ключи.
Литераторством Иван Николаевич по-настоящему увлекся, когда вышел на пенсию. Вот ведь как бывает. Прибыв в институт, он поначалу учился на филолога, но через пару месяцев перевелся на математическое отделение. А вот, выйдя на заслуженный отдых, переквалифицировался в литератора. И добился несомненного признания на этом поприще.
Первая книга Ивана Егорова напечатана в 1992 году. О многом говорит уже ее название "Я вижу сердцем". Она издана учебно-производственным вычислительным центром "Толбон", причем напечатана рельефно-точечным шрифтом, придуманным четыре десятилетия назад ее автором. Это первая такая книга на якутском языке.
Потом "Толбон" выпустит еще один поэтический сборник Егорова. Книгопечатание для слепых получит в республике новый импульс. Республиканская специализированная библиотека для слепых станет тиражировать книги с рельефно-точечным шрифтом.
А Иван Егоров-Горный теперь стал настолько популярным поэтом, что его «проходят» в школах. Он порадовал своих почитателей уже семью поэтическими сборниками. Минувшей осенью в республиканской библиотеке для слепых были организованы "Егоровские чтения". Перед аудиторией выступал сам виновник торжества.
Иван Николаевич читал вслух свои стихи. Но не молчали и слушатели, среди которых преобладали дети, обучающиеся в коррекционной школе №11 для слабовидящих. Они приняли активное участие в творческом конкурсе, соревновались в знании произведений поэта. Авторитетное жюри присудило первый приз одиннадцатикласснице Сахае Даниловой, сделавшей лучший доклад. Семиклассник Мичил Моисеев опередил всех конкурентов в чтении стихов, а шестиклассник Роман Винокуров — в пении...
Сайт" Газета "Якутия"
 
NinonДата: Среда, 20.02.2013, 12:27 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Внутренний космос: слабовидящий токарь стал фотографом
Автор: Дмитрий Овчинников

11 февраля 2013

Почти полностью потерявший зрение пермяк открыл в себе уникальный дар создавать произведения искусства
Андрей Стариков когда-то был токарем, одним из лучших в Перми. У него был шестой разряд – наивысший, который он получил уже в 23 года. Однако в 1998 году случилось несчастье – бытовая травма. Когда Старков поднимал по лестнице в подъезде санки с сахаром, резко оборвалась верёвка. Мощный удар затылком о бетон: невыносимая боль, больница и неутешительный диагноз от врачей – "прогрессирующая атрофия зрительного нерва".
"Доктор сказал, что от общего зрения у меня осталось около 10 %. Само заболевание внутри, в голове, а не в глазах. Врачи говорили, что через год я буду тотально слепой, – вспоминает Старков. – Но, к счастью, они ошиблись."
Первые полтора года он, неожиданно ставший инвалидом, боялся выходить на улицу. Работу было трудно найти, появились проблемы с алкоголем.
"Обидно было, что именно атрофия зрительного нерва на нашей планете не лечится. Вот досада! Но постепенно я свыкся, переборол свои страхи. Сейчас уже семь лет как не употребляю спиртное," – говорит Андрей Старков.
Андрей смотрит на стену с фотографиями. Продолжает: "Прошло время. Однажды я заметил удивительную способность моего зрения. Какой-то выборочный зрительный фокус: красивое я вижу, чувствую, ощущаю. А уродливое я не замечаю. Плюс ко всему, я познакомился со слепым пермским художником Мансуром Закировым. Он направил меня в нужное русло, сказав, что мне нужно выразить себя через фотографию."
Начал со снимков цветов, говорит, так чувствует, что сливается с красотой жизни. "Природа. Только природа. У нас же в крае очень много прекрасных мест. Я выезжал на дачу и искал какой-нибудь удивительный момент, – казалось бы, парадоксальные слова для незрячего человека. Андрей лишь улыбается в ответ. – Раньше я снимал на плёночный фотоаппарат, – рассказывает фотограф. – Но сейчас стало проще. Купил цифру, сфотографировал и удалил сразу, если плохой кадр."
Спустя некоторое время работами Старкова заинтересовался Дворец культуры Всероссийского общества слепых. Бывший токарь стал выставляться: сначала там, потом в Пермском госуниверситете, в храме Иконы Иверской Божией Матери. "К слову, здесь ежегодно проходит Ярмарка творчества среди незрячих. И того, кто занимает призовое место, посылают уже на всероссийский конкурс. Я ездил три раза. Там тоже занимал призовые места," – говорит он.
Сейчас две галереи его работ висят в Пермской краевой специальной библиотеке для слепых и в самом ДК ВОС.
"Этот кадр сильно понравился Бороздину (известный пермский фотохудожник – ред.), – показывая на одну из фотографий, рассказывает Старков. – Он думал, что это фотошоп! А я просто пошёл в лес пораньше и на такое чудо нарвался. Листья покрылись инеем, замёрзли и создали невероятный природный узор."
"Эта же фотография для меня очень знаменательна. Она сделана из наркологического отделения, где я лечился от алкоголизма. Семь лет прошло уже! Самое удивительное, что в этом здании сейчас находится роддом. Именно там я появился на свет. Такая вот ирония судьбы," – смеётся Старков.
Ещё одна работа фотографа – детская рука во взрослой. "Это рука внучки на моей ладони. Она в это время так сладко спала. Без поддержки родных я бы не справился, – помолчав, говорит Андрей Николаевич. – Они помогли определиться с приоритетами, когда я был в духовном кризисе, поставили ультиматум: либо водка, либо мы. Я сделал правильный выбор. Вот друзья обо мне забыли, это очень обидно."
Взгляд фотографа падает на картину: "Да… Я же ещё и художник. Помню, как это произошло. Дело было на пермском арт-салоне, на котором я встретился с преподавателем из местного колледжа. Внезапно поступило предложение посещать занятия по рисованию. Так я стал учиться у прекрасного педагога – Юлии Казаковой."
На вопрос, как за два года удалось написать столько картин, художник снова улыбнулся: "Рисую дома и на работе тоже, кстати. Я сейчас работаю охранником в одном офисном центре. У меня каморка, где меня никто не видит. Благо одно другому не мешает. И когда все уходят, я достаю холст и творю!"
Писать Андрею очень понравилось. Работает он в смешанной технике: пастель и акварель.
"Мне нравится, когда эти две техники соединяются друг с другом: акварель даёт своё, а пастель – своё. Получается неплохо, – говорит художник. – Рисовать не очень сложно. Если у вас хороший преподаватель, то проблем не будет."
Во дворце культуры расположилась другая, более расширенная экспозиция картин слабовидящего творца. Она находится в холле, поэтому многие люди, работающие в офисах или в самом дворце, успели уже познакомиться с выставкой.
"Люди останавливаются и смотрят. Я слышал очень тёплые отзывы о своих работах, – говорит Андрей. – Тут много картин, посвящённых горам. Я заимствую темы у близких для меня художников: Куинджи, Николая Рериха, Максимилиана Волошина. Поэтому выставке я дал название «Вариации на тему…» Это не плагиат, конечно."
"Могу сказать откровенно, горы рисовать довольно просто, но выглядят они эффектно," – шутит художник. Андрей Николаевич переходит к другой стене, где неожиданно на картинах красуются фантастические сюжеты: звёзды, планеты, космос.
"Что это такое? Это новый мотив в моём творчестве. Начиная с земли, я поднимался всё выше и выше. Ведь человек должен расти вверх. Я очень люблю читать фантастику, поэтому постарался отразить этот непонятный для человека мир, фантазию, в моих работах. Но в абстракцию я точно не ударюсь," – поясняет художник.
"В некоторых моих работах прослеживается тема катастрофы, апокалипсиса. Наша планета стонет и умирает: человек уничтожает природу. Здесь я задаю вопрос людям. Как вам такое будущее? – говорит Андрей. – К слову, эти картины висели в пермском планетарии."
Елена Иванова, ведущий специалист по социокультурной работе ДК ВОС, встречает Андрея в длинном коридоре, сразу же начинает рассказывать о достоинствах своего подопечного.
"Андрей Николаевич у нас – творческий человек, который проявил себя во многих ипостасях. Он спортсмен – занимается в комнате здоровья, в тренажёрном зале, – рассказывает женщина. – Он творческая личность – это понятно! Выступал Дедом Морозом на Новом году. Актёр из него просто прекрасный! А что говорить о фотографии и живописи? Нет слов! Он золотой человек – очень многогранная личность. Даже и не скажешь, что Андрей Николаевич видит вместо людей цветные силуэты!"
"Многие заходят ко мне, спрашивают про выставку. Спрашивают, можно ли приобрести картины. Андрей отказывается. Для него они как частичка души."
Спускаясь обратно в библиотеку, Андрей Николаевич отметил, что в феврале у него выходит альбом фотографий и рисунков.
"Альбом – это первый шаг для меня как для художника, – задумавшись, говорит Андрей Николаевич. – Всё так резко изменилось в моей жизни, после того как я потерял зрение. Это судьба? Я верю в творца, в высшие силы. Я не подразделяю людей, у которых разное вероисповедание. Вера всегда помогает людям, она должна давать какие-то силы, чтобы перебороть себя. Я же мог спиться! Или покончить с собой – не выдержать этого груза. Но мне удалось справиться. Я думаю, что для меня как раз сейчас наступило некое испытание. Возможно, что моё призвание – искусство. Не случись бы несчастья, я так бы и остался токарем. Хотя я очень любил свою работу. Мне до сих пор снится токарный станок. Но Бог решил иначе."

Сайт газеты "Аргументы и факты"
 
NinonДата: Среда, 27.02.2013, 10:21 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Александр Монтов: "Моя вторая картина будет похожа на фильмы Тарантино"

26 февраля в 14:43 [Сургут]

Возле сцены стоял высокий мужчина в черном костюме и черных очках. Его легко можно было бы спутать с героями фильма Барри Зонненфельда "Люди в черном", если бы не одна небольшая, но очень важная для него вещица. Трость для незрячих. Александр Монтов, сургутский режиссер, представивший на фестивале "Дух Огня" свою дебютную картину "День". Фильм о том, как живут те, кто не видит солнца и облаков, не видит, как взрослеют его дети, кто смотрит только в души, свою и чужие.
- Сколько времени вы потратили на создание картины?
- Год с лишним. Это и написание сценария, и съемка, и монтаж. Все вместе.
- А как снимался этот фильм?
- Он снимался как обычно (улыбается). Ничего особенно. Сначала я составил сценарий в своей голове, а уже потом он был написан на бумаге. Когда мы приступили к работе над фильмом, тоже не было никаких трудностей. Я четко знал, что хотел показать на экране. Мы находили нужное нам место, оператор досконально описывал мне всю обстановку. Например, где-то висит ветка, которой в кадре быть не должно, – он говорит мне об этом. Или где-то переходит дорогу человек. Он тоже об этом мне говорит. Все сняли, а потом отснятый материал монтировали. Всё просто.
- Кто выполнял трюки в фильме?
- Все трюки выполнены актерами. Никаких дублеров не было. Мы живем этим. Всё делаем сами. Там вот есть кадр, когда я с мотоциклами. На самом деле в фильме это мягче показано, чем это есть.
Александр слегка улыбнулся. Сначала казалось, будто он немного замкнут в себе, но позже эти мысли покинули меня. Передо мной стоял уверенный в себе мужчина. Мужчина, который знает что хочет, видит способы достижения своей цели и рассчитывает на свои силы. И если не знать о том, что он слепой можно подумать, что в очках он оттого, что болят глаза.
- Как вы пришли в режиссуру?
- Мне всегда нравилось что-то снимать. Ролики какие-нибудь. А потом, когда потерял зрение, просто появилось больше времени. Стал более серьезно к этому относится.
- Вы занимаетесь сейчас каким-нибудь проектом?
- Снимаем одну короткометражку, которая скоро будет готова. А вообще будет второй фильм. У него будет более качественная картинка, и сам он будет другим. Скорее, он получится похожим на фильмы Тарантино.
В очередь за зрителем стоял еще один дебютный фильм, поэтому Александр торопился. Да и на выходе из зала режиссера ждала толпа людей, желающих поблагодарить за картину. Оставалось время только на один вопрос.
- Как вы считаете, фильм попадет в тройку лучших?
- Самое лучшее признание – зрительское. Я слышал аплодисменты, и думаю, что фильм всем понравился. Для меня это уже победа. А станет он лучшим или нет – узнаем.
Александр не лукавил. Он действительно одержал победу. Снятый в слепую фильм был принят зрителями лучше, чем можно было ожидать. Зрительские аплодисменты, слова благодарности и восхищения – всё это подарено режиссеру и его команде. Александр смог не только заглянуть в души людей, но и остаться там надолго. А это важнее любых призов.
Автор: Дарья Мингалёва
Источник: Информационное агентство СИА-ПРЕСС
 
NinonДата: Четверг, 07.03.2013, 13:16 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Всероссийское общество слепых в Башкирии выбрало свою Мисс-2013

Автор Вадим БРАЙДОВ
04.03.2013 10:57

"Весна начинается сегодня!" - эти слова председателя Республиканского отделения Всероссийского общества слепых (далее ВОС – прим.ред.) Юрия Акшенцева, как нельзя лучше иллюстрируют прошедший на днях конкурс красоты "Мисс ВОС 2013".
Практически каждую неделю в Башкортостане проходят культурные и спортивные мероприятия для инвалидов по зрению, но "Мисс ВОС" - особенное. Наверное, ни одно другое мероприятие не требует таких усилий в подготовке участников. Самая-самая выбиралась из 10 претенденток в таких конкурсах, как визитка, музыкальный, "любимый анекдот", викторина, танцевальный, кулинарный и конкурс на лучшего чтеца скороговорок! А подготовка к конкурсу длилась почти год.
"У нас, в Стерлитамаке, недавно ДК закрыли, нам теперь негде заниматься, - рассказывает участница конкурса Лидия Курицына, - Но мы продолжили репетиции по домам, по квартирам. А как иначе? Участвовать-то надо. Такие конкурсы нужны, с их помощью мы можем доказать, что мы часть общества. Что мы тоже кое-что умеем".
Лидия слегка лукавит. Слабовидящие девушки порхали по сцене так, как редко могут танцевать зрячие, а приготовленные ими блюда больше походили на произведения искусства! Для оглашения результатов конкурса жюри совещалось целый час. "Мисс ВОС-2013" стала Римма Морозова из Белебея.
"В некоторых районах есть проблемы с помещением, конечно, но мы будем решать их", - рассказал Юрий Акшенцев.
Юрий Николаевич поделился с нами и планами на будущее - это и спартакиада в Стерлитамаке, и мужской конкурс "Супер-мужчина", и целая масса музыкальных концертов. "Одно время инвалиды ушли из культурной жизни. Но наша совместная работа с БФ "Урал" сделала свое дело - скоро полные залы собирать будем!".
Сайт "ПроУфу.ру"
 
NinonДата: Среда, 13.03.2013, 15:30 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Владимир Воскевич - абсолютно слепой юноша, ученик верхнепышминского интерната им. Мартиросяна, мечтал оказаться за штурвалом яхты. И его мечта сбылась

Опубликовано 11 Мар 2013


Воспитанник верхнепышминской школы интерната им. Мартиросяна рассказывает как, грезя своей мечтой, прошел нелегкий путь - ломал свои внутренние барьеры, впервые выходил на прогулку в город, учился общаться с людьми.
На обучение в верхнепышминскую школу-интернат для слепых и слабовидящих Владимир Воскевич поступил двенадцать лет назад. Тогда незрячего с рождения семилетнего мальчика привезли в Верхнюю Пышму из северного города Урай его родители.
Сегодня он ученик выпускного класса. И все эти годы он занимался спортом, попал в сборную России по гол-болу. Окончил 10 классов на "отлично". Но, конец 2011 года стал переломным в жизни юноши.
"В декабре 2011 года к нам в школу приехали два слепых инвалида Олег Колпащиков и Михаил Войцеховский. Рассказали об организованном ими социальном движении "Белая трость". Это объединение состоятельных инвалидов, которые уже достигли деловой состоятельности, финансовой и главное моральной – уже сломали свои внутренние барьеры. Они стали основателями этого проекта, придумали несколько подпроектов и тем самым показали, что инвалиды немало могут и во многом опережают зрячих. И речь не о том, что слепые лучше чувствуют или лучше слышат. На самом деле это не так. Я, к примеру, плохо слышу. Дело в том, что у инвалида хорошо развита фантазия и способность находить выходы из нестандартных ситуаций. Так вот на этой встрече организаторы "Белой трости" нам показали первый фильм своего проекта о кругосветном путешествии с участием инвалидов. Тогда они первый раз плавали на яхте. И таким образом показали, что при современных средствах реабилитации (навигатора, "говорящего" телефона) яхтой можно управлять.
И я подумал – "Почему я так не могу?". Единственный из всей школы я подошел к ним. Было страшно. Мешали комплексы. Тогда я уже с компьютером был на "ты" (изучил все социальные сети, иные возможности доступные для слепых с помощью говорящей программы), и мы обменялись данными. И позже меня пригласили на подобный мастер класс в Нижнем Тагиле".
Первая прогулка: "Или сейчас, или никогда"

"Для того, чтобы поехать в Нижний Тагил, мы с Олегом договорились встретиться на ж/д вокзале в Екатеринбурге. Я раньше сам не ездил на дальние расстояния, поэтому попросил прислать за мной машину. Олег предложил мне доехать до вокзала на метро, объяснил, как лучше добраться. Я до этого ездил в город, но тогда в В.Пышме меня садили на автобус, а в Екатеринбурге встречали. Самостоятельно пересадки не совершал. Я долго переживал, думал. Но решил – или сейчас, или никогда. Взял трость и поехал. Как сейчас помню - доехал до вокзала на автобусе и метро за 42 минуты. Оказалось все просто. В одном только месте мне помогли прохожие и то только потому, что я попросил. В тот момент я понял важное – надо просто быть доброжелательным и люди всегда помогут. За эти два "ходовых" года моей жизни мне никто не отказывал. На вокзале мы встретились и уехали втроем также "вслепую" в Нижний Тагил. Именно тогда я сломал свой первый барьер – боязнь ходьбы. Для меня сейчас нет проблем доехать до любой точки, используя навигатор, либо помощь людей. Кстати, реакция людей всегда одинакова. Три стадии: страх, удивление, кайф от общения. Обычно через это все проходят".
"Из потребности в развлечение. Из развлечения в дело"

"Я начал постоянно встречаться с организаторами "Белой трости". Как раз тогда создали сайт этого движения. Я немного соображаю в этой сфере, и вести сайт было моим первым заданием. Потом я побывал в кулинарном клубе. Это тоже наш подпроект. Он возник спонтанно. Как-то решили приготовить вместе ужин и нам понравилось. Начали готовить чаще и решили научить других. Девиз этого клуба: "Из потребности в развлечение. Из развлечения в дело". Пример: я остался один дома, проголодался. Трясущимися руками сварил пельмени - потребности желудка удовлетворил. Потом уже становится интересно, в интернете начинаешь искать рецепты, пробуешь, экспериментируешь – это развлечение. Третья стадия - превратить процесс в интересное дело. Оказывается, что слепые повара - это уникальность. В итоге мы организовали кулинарный клуб. Стали готовить сложные блюда вслепую между собой. И что-то простенькое со зрячими, завязывая им глаза. Главный повар клуба тоже слепой. Это верхнепышминка Римма Сабитова, раньше она была поваром-кондитером. Потом потеряла зрение, но навык поварской остался. Ей это интересно и она работает с нами. На одной из последних встреч меня научили готовить пасту по-итальянски. Измарался, но было вкусно".
"Инвалиды могут всё"

"Занимаясь всем этим, пришла в голову мысль, что в нашей школе-интернате я был единственным, кто решился на такие эксперименты. В основном слепые не ходят по улицам без сопровождения, не умеют готовить. Скажу сразу, что это зависит от совокупности факторов: страх родной мамы за слепого ребенка, собственные страхи и воспитание в школе. Никто тебя не отпустит одного из школы – вдруг что-то случиться. Главный барьер из этих трех – сломать себя. После этих размышлений мне пришла идея как-то оживить обстановку в школе. У нас много кружков. Многие поют. Есть девочка, которая при зрении – 30 мастерски плетет косички. Проанализировав все это, мы с другом придумали проект "Белый город". Цель – организовывать разноплановые мастер-классы для детей. Рассказали идею Олегу, он нас поддержал. Мы выступили с этим проектом, предложили его директору школы и на 2 октября 2012 года запланировали его открытие. Тогда мы провели с Риммой кулинарный клуб. Прошло около десятка мастер- классов: парикмахерского искусства, бизнес-тренинг, делился секретами мастерства фотохудожник. Все это показало, что слабовидящие люди могут быть специалистами во многих отраслях. А не только быть массажистами, петь в переходе с гитарами или на конвейере стоять, как недавно сказали в одном из выпусков новостей".
"Главное – не только зарабатывать, но и получать удовольствие от работы"

"Я, например, не буду связывать будущее с массажем, хотя сейчас подрабатываю, потому что нужны деньги, чтобы от родителей не зависеть. Будущую деятельность не связываю с Верхней Пышмой. Точно буду работать в Екатеринбурге. Классно, конечно, что В.Пышма развивается, строится, но условий для нас нет. Как в принципе и везде. Если инвалид хочет работать, он должен сам найти себе место. Специализированных рабочих мест для инвалидов практически нет. Предлагают, конечно, те же кол-центры, но мне это не интересно.
В поисках себя, строительства своего будущего для меня примером стали Олег и Миша. Расскажу немного и них. Олегу 40 лет, бизнесмен. В 20 лет потерял зрение. В 35 лет познакомился с Мишей, и только тогда начал ходить. До этого 15 лет сидел дома. За это время научился отлично готовить вслепую. Оказалось это вполне реально. Начал заниматься консалтингом - консультирует бизнесменов. Сейчас проводит мастер-классы по всему миру. Если честно, там все в шоке, от того, что он делает. В Германии, или в Нидерландах такого нет, так как за границей есть такое понятие - "толерантность". То есть, "лучше я помогу инвалиду и принесу ему обед домой, чем он сам сходит в магазин и приготовит". В России этого не встретишь. Все сам. Хочешь жить - умей крутиться.
Михаил – массажист. В этом деле тоже очень продвинулся. Оба мужчины женаты, обеспечивают свои семьи, у них зрячие жены. Это показательный пример. Раньше у меня был комплекс знакомства с девушками, сейчас отношусь к этому проще. Если у человека в голове нет проблем, то и в создании семьи проблем не будет".
В завершении нашей беседы, Владимир поделился впечатлениями о жизни в Верхней Пышме. По его словам, чем меньше город приспособлен к жизни для слепых, тем лучше. Звуковым светофором у школы почти не пользуется, переходит дорогу на слух. Утверждает, что многие из слабовидящих придерживаются тех же принципов. Очень нравится юноше одностороннее движение в городе. "Очень удобно. Если ты потерялся, вышел не на той улице, по слуху определяешь, в какую сторону едут машины, так и ориентируешься".
Напоследок Владимир рассказал, что побывать за штурвалом яхты ему все-таки удалось. Это произошло в августе прошлого года. Первое впечатление появилось, когда один за штурвалом оказался. "Справа Байкал, слева недалеко берег. Понимаешь все свое величие. Дух захватывает. Это, пожалуй, самое главное чему я научился".

Блиц-интервью с Владимиром Воскевичем

-Чего ты боишься больше всего?
-Бездействия
-Что ты не любишь в себе?
– Завышенную самооценку. Сейчас борюсь с этим.
- Какие качества в людях ты ценишь?
–Честность, целеустремленность, любовь к близким.
- Какая твоя сама главная черта?
– Люблю достигать того, что задумал.
- Какой литературный герой ближе всего?
- Если переходить на детские произведения, то я такой же беспечный как Карлсон. Очень люблю честность, как у знаменитых "Трех мушкетеров".
- Кому и за что ты благодарен?
– В первую очередь семье. За то, что мои родители всегда во всем меня поддерживают. Благодарен им за то, что они боясь, отпустили от себя, поверив в мои силы. Также "Белой трости", Олегу с Мишей, которые помогли избавиться от комплексов. До сих пор многому у них учусь.
Автор: Анна Насекина
Городской информационный сайт Верхней Пышмы и Среднеуральска

 
NinonДата: Пятница, 29.03.2013, 16:08 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Слепое счастье Натальи Головиной

Московский Комсомолец № 26198 от 29 марта 2013 г., просмотров: 5159

Жертва двойного теракта в московском метро потеряла зрение, но начала новую жизнь
Она так и пишет о себе в "Фейсбуке", что всегда была обыкновенной среднестатистической теткой с типичной московской биографией. Ничем не выделяясь из толпы. До 29 марта 2010 года, 8.39 утра.
В тот день на станции "Парк культуры" ее жизнь раскололась надвое. До теракта и после. Мир померк. Она ослепла.
29 марта Москва вспоминает взрывы в метро три года назад.
— С этого момента начался новый, странный, но, подчеркну, не трагический этап моей жизни, — говорит москвичка Наталья Головина.
Одна из 64 тяжелораненых, кто выжил в той мясорубке.
Шумная московская квартира. Подруги толпятся в дверях, встречая корреспондента "МК". Уже накрыт шикарный стол. Даже и с уткой по-пекински. "Ой, а чем это от вас так вкусно пахнет? — интересуется у меня моя будущая героиня. — Какими духами? Я себе такие же обязательно куплю". Не узнать Наташу Головину сложно. Она выделится из любой толпы. На глазах у нее черные очки. А под ними — ни-че-го. То есть совсем ничего. Глаз нет.
Они остались там, на станции "Парк культуры".
Абонент временно недоступен
Из сообщений информагентств. Молния.
29 марта 2010 года в 7.52 во втором вагоне поезда, прибывшего на второй путь станции метро "Лубянка" в Москве, произошел взрыв. В 8.39 в третьем вагоне поезда, прибывшего на второй путь станции "Парк культуры" Сокольнической линии, произошел второй взрыв. Погибли 38 человек.
— 29 марта запомнился мне тем, что нужно было перевести стрелки часов на летнее время, — усмехается Наталья. — Я сдуру перевела, а лучше бы забыла: точно, без опоздания ехала на работу, точно и "вовремя" села в один вагон с шахидкой...
Кто творит нашу жизнь? Божественный промысел или никем не контролируемая случайность? Предначертано ли то, что с нами происходит — или мы самостоятельно прядем нить своей судьбы? "Осторожно, двери закрываются..." И ничего уже нельзя изменить.
8.39 утра. Самый час пик. Тысячи людей, вгрызающиеся в живую, дышащую, равнодушную плоть метрополитена. Миг, когда каждый человек со своими чаяниями и надеждами превращается в среднестатистическую единицу пассажирской массы.
Опоздать бы хоть на минуту. Притормозить у кассы. Подвернуть ногу. Зайти в другой вагон. Но как узнать, что именно другой вагон — тот самый, что тебя спасет?
...Взрывное устройство сработало в момент остановки поезда, непосредственно перед открытием дверей, закрепленное на женщине, стоящей у второй двери второго вагона. По рассказам очевидцев, после первого взрыва эвакуация из метро не проводилась, по громкоговорителям передавались сообщения о задержках в движении и рекомендации воспользоваться наземным транспортом. Второй взрыв, на станции "Парк культуры" Сокольнической линии, произошел в третьем вагоне поезда маршрута №45, который следовал в сторону станции "Улица Подбельского".
— Если честно, то я не помню ничего, тот день просто выпал у меня из памяти. Будто бы его никогда и не было, — продолжает Наталья. — Вроде бы я сидела и читала. А смертница — вроде бы стояла как раз рядом. Я не помню, если честно. И эту девушку не помню тоже. Никогда не думала, что со мной может произойти такое... Всегда ведь предполагаешь, что если что и случается, то это где-то, не с тобой, не с твоими близкими и родными. Ты бессмертен, пока ты на самом деле не умер. Просто не успеваешь испугаться, когда что-то случается по-настоящему. И именно с тобой. Две девочки бежали на этот поезд и чудом не успели... А я — успела. И в самый эпицентр.
Ольга, подруга: "Как только мы узнали про теракт, сразу стали звонить по телефону Наташе. Это же ее маршрут. Ее время. Все здесь работаем, на Фрунзенской, все рядом. Телефон молчал. Обычно всегда думаешь: а вдруг что с нашими? А тут одна мысль: ничего не могло случиться! Только не с Наташей. Она же такая легкая, радостная, оптимистичная".
"Абонент временно недоступен". Узнали ее по браслету. И по рукам. Невероятно тонкие пальцы. Как у музыкантши. Даже и не скажешь, что инженер-механик, трудящаяся в скромной должности менеджера по персоналу автосалона.
Врачи долго не могли поверить, что Наташа вообще жива, когда отделяли мертвых от раненых. Паспорт сохранился. Взрывом Наташе оторвало скулу, превратило в месиво щеку, выбило оба глаза и сняло кожу с головы.
— Александр Неробеев — гениальный хирург, он меня собирал. Меня ввели в искусственную кому, потому что перенести всю ту боль и бесконечные операции нормальному человеческому организму было бы невозможно. У всего есть предел — у боли тоже.
Сразу после терактов было перекрыто движение поездов от станции "Спортивная" до станции "Комсомольская". Сотрудники метрополитена совместно с подразделениями МЧС эвакуировали со станций метро 3,5 тыс. человек. К ликвидации последствий взрывов в метро были привлечены 657 человек и 187 единиц техники. По сообщениям правоохранительных органов, в связи со взрывами в метро на станциях в Москве введен план "Вулкан". Также усилен паспортный режим, милиция переведена на усиленный вариант несения службы, увеличена плотность патрульных нарядов на улицах города и в метрополитене, к патрулированию в метро были привлечены внутренние войска Министерства внутренних дел России. Под особую охрану были взяты аэропорты и вокзалы Москвы.
"Готовьте ее в хоспис! В худшем случае — овощ, полный инвалид, в лучшем… Готовьтесь к худшему, в таком состоянии лучше умереть".
Всего этого Наташа Головина, слава богу, не слышала и не знала, плавая в блаженном лекарственном небытии. Сестра Надя выла в голос. Растерянный муж. Дети, два мальчика, — «взрослые уже парни», смеется Наташа, — не могли принять, что легкой, воздушной, вечно смеющейся, спортивной их мамы, скорее всего, больше не будет.
Пусть будет. Любая — лишь бы жива. "Дети, наверное, приняли бы, что я умерла, — размышляет Наташа. — Это мужчины обычно боятся трудностей. Мужей, оказывается, надо проверять на стрессовых ситуациях. Мой не ушел. Не бросил. В больнице мы справили серебряную свадьбу".
Прогнозам вопреки
По результатам взрывотехнической экспертизы, проведенной специалистами Федеральной службы безопасности, мощность взрывного устройства, сработавшего на станции "Лубянка", составила до 4 килограммов в тротиловом эквиваленте, а на станции "Парк культуры" — от 1,5 до 2 кг в тротиловом эквиваленте. Как показал экспресс-анализ, взрывные устройства были начинены взрывчаткой на основе гексогена с добавлением пластификатора, то есть пластитом. В качестве поражающих элементов использовались нарубленная на куски арматура и болты.
...За то время, что Наташа Головина лежала в коме в больнице, в реанимации рядом с ней умерли мужчина и женщина, тоже пострадавшие в метро от взрыва. И еще двое умерли в другой больнице. А Наташа жила. Всем прогнозам вопреки. Искусственная кома превратилась в обычную. Началось двустороннее воспаление легких. Произошло заражение крови. И все это — в двухмесячном беспамятстве.
— Врачи считали, что даже если я приду в себя — что уже было бы чудом, — я не смогу слышать, видеть, говорить. А главное — умрет разум. Уже, дескать, умер. А я, когда очнулась, первым делом вспомнила о кредите, что мы взяли незадолго до произошедшего, и о квартплате, вовремя ли ее платит муж… Про взрыв я не вспомнила. А муж ничего и не сказал. Боялся, не знал, как я на эти воспоминания отреагирую.
В больнице на глазах у Наташи была плотная повязка. Она так про нее и думала — просто повязка. На какое-то время. А потом ее снимут, и все будет по-прежнему. Вскоре начала просить: пригласите врача-офтальмолога, пусть объяснит, как долго еще мне с ней ходить? Сколько же можно?
Больничные циничные тетки перерубили этот гордиев узел в один момент: "Дорогая, а у вас нет больше глаз!" — "Как нет? А когда их вернут?" — "В космос улетите, там вам глаза вернут — лучше уж так, сразу сказать, чтобы не обнадеживать".
— Как я плакала! Боже мой! Как я плакала! А слезы льются — глазницы-то целые. И самое удивительное, что я во сне все видела таким, какое оно было прежде — мне снились цветные сны. За время комы атрофировались руки и ноги, по шагу ступала, по стеночке. Два шага туда — два шага обратно. Ожог гортани, поставили трахеостому — искусственно сформированный свищ трахеи, выведенный в наружную область шеи — для дыхания без участия носоглотки.
Ах, эти медицинские подробности. Разве могут они передать, что чувствовала она тогда, как переживала, как смирялась. Потому что ведь все равно ничего не поделаешь. Не изменишь. Значит, надо жить дальше.
«Сама есть будешь или кормить через нос?» — ложку не могла положить в рот, трахеостома свистела, говорить могла, но ее не понимали — просили заслонить рукой дырку в шее, чтобы слова были понятны. Дырка на лице. Вместо носа. Надо зашивать. В январе зашили — обкололи анестезией, обложили рану льдом.
Еще одна сложная операция, еще и еще. Пластика. Лицо собирали по косточкам. Красавицей проснешься!
— Ты хорошая пациентка, на тебе все заживает как на собаке, — утешали ее доктора. А она что — спортсменка. Сильное сердце. До того проклятого марта регулярно ходила в «Лужники» на занятия по плаванию. "Спасибо тренеру за то, что я осталась жива!" — Наташа перечисляет имена и фамилии тех, кто был с ней рядом в тяжелое время. Десятки фамилий. Я не успеваю записывать. Спасибо, спасибо, спасибо...
Наташа говорит, что хорошо помнит тот день, когда окончательно поняла, что зрение к ней уже не вернется. И что плакать по потерянному глупо и бесполезно. Точно так же как страдать от депрессии. Потому что она — есть. Жива. Нужна своей семье и другим людям.
Из откликов на страницу Наташи Головиной в Фейсбуке:
— Наташа, вы молодец! Последнее дело — поднять лапки вверх, да? — Марина Меринова-Овсова.
— Учиться мужеству можно и нужно нам всем. Особенно в тяжелые времена бед и лишений. Этому можно научиться и у тебя. Держись, дружок, не унывай, общайся с нами! — Султан Загидуллин.
— Хорошего вам настроения! Эти две песни, может, не новогодние, но очень красивые! — Артем Никашкин.
И трек в YouTube. Адриано Челентано Ja tebia liubliu. Специально для нее.
Начало
Председатель правительства России Владимир Путин назвал теракт 29 марта 2010 года «ужасным по своим последствиям и мерзким по характеру исполнения преступлением», заявив, что его организаторы будут уничтожены. Национальный антитеррористический комитет официально подтвердил ранее появившиеся в прессе данные о том, что одной из смертниц, устроивших теракты в столичной подземке, была 17-летняя Джанет Абдуллаева (по другим данным, ее фамилия Абдурахманова) — вдова убитого «эмира Дагестана» Умалата Магомедова.
В прокуратуру Унцукульского района Дагестана обратился Расул Магомедов, опознавший в смертнице, взорвавшейся на станции "«Лубянка", свою дочь, Марьям Шарипову, 1982 года рождения.
Директор ФСБ Александр Бортников заявил, что установлены организаторы и исполнители терактов в московском метро, а также определен круг их пособников.
Из записей Натальи Головиной в Фейсбуке (есть такая специальная программа для невидящих), 2012 год: "Иной раз трудно поверить в возможность адаптации к новому миру. Я, например, до сих пор боюсь подходить к кухонной плите, а одна знакомая слепая женщина — она для мужа и готовит, и стирает, и гладит одежду, вообще ведет все домашнее хозяйство. Вот такие люди — настоящие моторчики, не дают упасть духом. Поэтому я не хочу сидеть дома, в своей скорлупе".
Наташа Головина создала группу поддержки тех, кто пострадал в чрезвычайной ситуации, выкладывает на своей странице в Фейсбуке фотографии поделок слепых и слабовидящих — "по желанию, если кто хочет, может приобрести в качестве подарка", — поехала восстанавливаться в волоколамский Центр реабилитации слепых. Первое время не понимала, зачем ей туда надо ехать. И так не была дома больше года. "Муж привез из больницы, снова была весна, села — стол не там стоит. Надо новые кастрюли купить. А старые — все в мусорку. Новую жизнь буду начинать с новыми кастрюлями".
А потом реабилитация. Дорожка в санатории лежит под ногами, как ориентир: идешь в туалет — главное, чтобы только не соступить с этой дорожки, не заблудиться. И еще главное (да что у меня все главным-то выходит!) — перейти тот порог для слепых, который отличает здоровых людей от инвалидов, — начать делать все самой: где какая кофточка лежит, самой ее погладить. Все это — школа. Раз показали, где стол в столовой стоит — второй раз ты должна найти его уже сама... А вечером — танцы. Юбочка в складочку, навела прическу. И глаза бы подкрасила, если бы могла!
"В свободное время гуляем с сестрой Валюшкой по территории санатория, и вот удивительное дело — гуляют одни женщины, в какое время ни выйди. А мужики «по койкам» сидят. Да и в целом почему-то женщины проявляют больше активности во всем, мужчин особо не видно и не слышно, хотя их тут и немало".
Отпели концерт, посвященный Дню матери. Наташа, как ей сказали, была там самой красивой: в красном сарафане, кокошнике и рубахе, такая настоящая рязанская баба!..
Она смеется. А что дальше? А дальше будет просто жизнь, полагаю я. Еще операции — надо, но разве можно сделать Наташу еще красивее? Друзья, внуки. Годы, проведенные в кругу любимой семьи. 740 френдов по Фейсбуку. Новая утка по-пекински для журналистов. Очередные, следующие по счету годовщины той страшной трагедии, которая иных сломала, а иных сделала еще сильнее. Вряд ли она сможет забыть об этом. Она просто научилась с этим жить. И радоваться каждому прожитому дню. «Разве можно стать еще счастливее, чем я?» — уверяет меня моя героиня. Я ей верю. Среднестатистической московской тетке. "Счастья тебе, Наташа!"
Екатерина Сажнева

Сайт газеты "Московский комсомолец"
 
NinonДата: Вторник, 23.04.2013, 10:03 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
7 процентов зрения

хватило фотографу Александру Сорокину, чтобы увидеть мучения рязанских храмов.
Слово о мучениках – так буквально переводится с греческого "мартиролог". Отсюда и его изначальное понимание: мартиролог – сборник повествований о христианских мучениках. Но уже давно это слово вышло за пределы церковного словаря. Более того, мера страдания, которая выпадает земному миру, уже давно перестала быть уделом только лишь человека. Говорят, что камни не плачут, но от этого их боль не становится меньше. А летопись гонений, которые они переносят, также может составить бесконечный перечень. Свой мартиролог составил рязанский фотохудожник Александр СОРОКИН, зафиксировав историю мучений разрушенных храмов Рязанщины.
Он – фотограф небезызвестный в городе Рязани. В его творческой биографии участие в знаменитом фотоклубе "Мещера", членство в Союзе фотохудожников России, многочисленные выставки в России, Германии, Франции, победы на фотоконкурсах. И людей, с ним давно знакомых, совсем не удивляет, что видоискатель своей фотокамеры, да и сами снимки фотограф рассматривает через сильную лупу.
На уровне тонких материй

Ситуация, казалось бы, парадоксальная: Александр Сорокин занимается фотографией, будучи с детства инвалидом 2 группы по зрению. Его зрение составляет лишь 7 процентов от нормы! Но глядя на результаты его работы, перестаешь видеть в этом парадокс. Александр Александрович своей жизнью и творчеством на практике доказывает все те цветистые рассуждения об интуитивном чувствовании и проникновении в образ, которыми любят глубокомысленно блеснуть теоретики фотографии. Он, действительно, воспринимает окружающий мир на уровне тонких материй, погружаясь в материал настолько глубоко, что образ сразу возникает в мозгу, минуя ненадежную структуру человеческого глаза.
Механизмы этого процесса, думаю, вряд ли до конца ясны и понятны даже самому автору. Но не последнюю роль в этом, наверняка, играет страстная увлеченность фотографией. Любовь к светописи пришла еще в детстве. Родители служили в Германии, а он учился в Москве в школе-интернате для слабовидящих, и на выходные попадал к родственникам, в гостях у которых бывали корреспонденты ТАСС. Снимки, фотокамеры, увлеченные разговоры – все это, естественно, не могло не затронуть.
– Так и зацепило! – признается Сан Саныч и, добродушно улыбаясь, вспоминает: – Прошу у родителей фотоаппарат, а они мне – аккордеон. Опять прошу фотоаппарат, а они мне – второй аккордеон!
Юмором и жизнерадостностью наполнены все его работы. Владея самыми разными жанрами, Александр не скрывает, что репортаж, где надо быстро и четко видеть происходящее, не его "конек". Зато там, где требует вдумчивый предварительный анализ, осмысливание образа, работа с моделями или предметами, для него нет ограничений. Студийная, рекламная фотография, ню, натюрморт, пейзаж, сюр – стали его излюбленными темами. Такой оказалась и выставка "Мартиролог".
О чем молчат разрушенные храмы?

Сам фотограф признается, что тема храмов-великомучеников возникла довольно случайно. Выехали однажды с друзьями за город, без особой цели, но в поле зрения попала одна такая полуразрушенная церковь. И так получилось, что тема захватила, поездки стали целенаправленными, вместе с товарищами разрабатывали маршруты, искали информацию в интернете. В результате за несколько лет была собрана внушительная коллекция фотографий заброшенных церквей из разных районов нашей области. Более 60 работ экспонируется сейчас в областном научно-методическом центре народного творчества (ул. Урицкого, д.72).
Представленная коллекция не претендует на точную описательность. Выбор объектов по большей части хаотичен и не подчинен законам исторического исследования. Здесь можно увидеть будничную документальную фотографию, а рядом эффектные снимки с выстроенной художественной композицией. Фотограф замечает еще сохранившиеся кое-где фрески, лепнину, интересные архитектурные решения, являющиеся настоящими образцами духовного искусства и храмового зодчества.
"Мартиролог" Александра Сорокина – это человеческая скорбь по поруганным святыням, выраженная на языке светописи. Храмы на его фотографиях выглядят живыми, одухотворенными. Они с печалью смотрят на нас пустыми глазницами выбитых окон, кричат через провалы дверных проемов. Возносят к небу поломанные остовы куполов и колоколен. И прячут горькие слезы в обвалившихся стенах.
Каждая фотография – это немой укор обществу, допустившему такое запустение. Эти храмы в заброшенных деревнях и селах (в отличие от своих более удачливых собратьев в престижных районах городов и мегаполисов) вряд ли будут обласканы вниманием. Средств (да и особого стремления) не замечается ни у церковных, ни у светских властей. Тем трогательней выглядят на фотографиях попытки местных жителей возродить освященные места. Принося иконы в полуразрушенные церкви, устанавливая их на стульях и табуретках, они стараются вдохнуть жизнь в эти стены.
"Мартиролог" стал напоминанием каждому из нас о том, что мы еще можем успеть сделать для истории и культуры.
– Смотря на фотографии разрушенных храмов, ужасаешься, – сказал на открытии выставки настоятель Николо-Царского храма протоиерей Игорь Кривоногов. – Но если человек, обремененный недугом, сумел объехать десятки храмов и сделать прекрасную выставку, неужели здоровым людям не по силам начать восстановление церквей, приступить хотя бы к расчистке их от грязи и мусора.

Фотовыставка Александра Сорокина проходит в Центре народного творчества в рамках областной выставки работ декоративно-прикладного искусства незрячих умельцев. Свыше 200 работ представили 18 мастеров из Рязани, Ряжского, Спасского, Михайловского, Шиловского районов. Вязание, макраме, резьба по дереву, гравюры на фанере, вышивка, лозоплетение, кружево, бисероплетение – изделия восхищают сложной техникой и скрупулезным мастерством исполнения. И поневоле задумываешься о том, что общее название выставки: "Когда своих работ не видит мастер" – верно только лишь по факту. А по сути, вспоминается Сент-Экзюпери: "Зорко одно лишь сердце".
Вера НОВИКОВА

Сайт "Новая газета-Рязань"
 
NinonДата: Вторник, 23.04.2013, 10:13 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Жить достойно во всех состояниях

Дата: 20-04-2013 04:17 Оксана ТОРБЕЕВА. Великая Эпоха (The Epoch Times)

Денискина Венера Закировна – тифлопедагог, заведующая лабораторией содержания и методов обучения детей с нарушением зрения ФГНУ "Институт коррекционной педагогики" РАО, кандидат педагогических наук, доцент, Почётный работник общего образования РФ, специалист в области тифлопедагогики, доцент кафедры коррекционной педагогики и специальной психологии Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования.
Венера Закировна – знаток особенностей слабовидящих и слепых детей, их обучения и воспитания. Её знания – это не только знание специальных источников, но и её личный опыт, её жизнь, её судьба, потому что эта жизнерадостная, умная, прозорливая, с тонким чувством юмора женщина – инвалид по зрению, практически слепая…
Венера родилась в Уфе 1 января 1946 года. В двухлетнем возрасте переболела. Болезнь дала серьёзное осложнение – частичную атрофию зрительного нерва. Остаток зрения позволяет видеть мир очень неясно и таким, каким можно видеть его через очень узенькую трубочку, т. е. Венера в 2-летнем возрасте перестала видеть окружающее пространство…
Девочке повезло: у неё была мудрая мама – Аклима Хабибулловна, которая в артели "Новый быт инвалидов" познакомилась с незрячими женщинами. Они были инвалидами по зрению с детства, но работали и обеспечивали себя, полностью обслуживали самостоятельно. Они щедро делились с Алечкой (так они упростили сложное для них имя – Аклима Хабибулловна) опытом своей самостоятельной жизни без зрения, рассказывали, как можно этому научиться, овладеть грамотой, получить образование.
И Аклима Хабибулловна начала учить своего ребёнка самостоятельности. Мама научила Венеру всему, что умеют делать дети с хорошим зрением. Венера выполняла дома всю работу: мыла посуду, полы, полола грядки, ухаживала за домашними животными, покупала продукты. В 7 лет мама начала учить девочку готовить еду, ухаживать за младшим братиком.
Материнская мудрость способствовала зарождению методов работы со слепыми детьми с остаточным зрением, которые позднее взрослая Венера, став дефектологом, стала совершенствовать и передавать родителям и специалистам-тифлопедагогам.
"Мне уже 67 лет. И все эти годы я очень благодарна своей маме, – говорит Венера Закировна. – Она меня многому научила. Воспитывала с любовью, но без скидок на мои диагнозы. А их у меня много, и здоровьем я никогда не могла похвастаться. Когда мама была недовольна моим поведением, она всегда повторяла одну и ту же фразу: ”Ты Терегулова! Ты Те-ре-гу-ло-ва! Ты не имеешь права так себя вести! Ты должна всегда и выглядеть, и жить достойно!”".
Маленькой Венере было непонятно, почему мама называет свою девичью фамилию, а не папину. В те годы мама не могла объяснить дочери, что она продолжательница рода татарских князей Терегуловых, но приучала девочку стараться не ронять достоинства.
– Венера Закировна, что вам, да и вообще любому человеку помогает справляться с трудностями?
В.Д.: Юмор. Самоирония. И нужно ещё всегда помнить, что если сам человек настроен позитивно, то к нему и люди тянутся позитивные. Многие инвалиды настроены так: "Мне должны". Окружающие люди им должны, государство должно, общество инвалидов должно… Это неправильная позиция. Нельзя же всегда только требовать и брать! Нужно и самому прикладывать усилия, чтобы стать в этой жизни личностью.
– Я наблюдала, как во время лекции вы использовали видеопрезентацию…
В.Д.: Да, я стала применять в работе новые технологии, совершенствуюсь (улыбается). Вот три года назад для меня это было ещё недоступно, а теперь, благодаря своему ученику Алексею Любимову, я стала это применять. Инвалид, если он хочет реализоваться в жизни, должен всю жизнь самосовершенствоваться, самокорректироваться, всё время должен самообразовываться. Иначе никак.
– Как участвует государство в жизни инвалидов?
В.Д.: Государство декларирует равные права всем членам общества, но на самом деле этого пока нет. Разве справедливо, что инвалид, как и зрячий, должен купить себе квартиру, но при этом на работу инвалидов стараются не принимать. Работодателей не интересует наш профессиональный уровень. Карьерный рост возможен, но всё время инвалидам приходится доказывать свой профессионализм. Нас (инвалидов) не страхуют, поэтому кредиты если и выдают, то под значительно большие проценты, чем зрячим. Чистая дискриминация! Работу не гарантируют, в зарплате часто ущемляют (инвалид же не может менять работу, когда захочет, как это делает здоровый человек).
– Что, всё так плохо?
В.Д.: Да нет. Есть льготы по квартплате, за проезд, по санаторно-курортному лечению. Пенсия очень даже помогает. Я её трачу на приобретение средств реабилитации. А вообще я востребована, много работаю, мне некогда "выбивать" льготы. Но меня это и не волнует. Пусть помогают тем, кто не в состоянии сам справиться со своими проблемами. Я плачу все налоги и горжусь этим.
– У вас есть квартира?
В.Д.: Да! Но без помощи государства, учитывая, что я работаю с 18 лет, своё жильё я могла бы приобрести, наверное, только в захолустье. Но там у меня не было бы работы.
– Венера Закировна, где вы берёте силы, чтобы быть всегда оптимистичной и задорной?
В.Д.: Меня трудолюбивой оптимисткой воспитывали и мама, и школа слепых. Мама учила выполнять работу по дому (мыть полы, стирать, готовить и т. д.), а педагоги школы дали хорошее образование, научили вязать, шить, танцевать, кататься на лыжах и коньках и т. д. И вот по сей день я так и живу.
– Вы выглядите прекрасно, всегда очень стильно, у вас и причёска, и макияж. Этому вас тоже научила мама?
В.Д.: Да, мама. Она всегда говорила, что тот, кто плохо выглядит, не заслуживает уважения. В детстве я ухаживала не только за собой, но и за своим младшим братом, одевала его, стирала ему одежду. И по сей день я встаю ежедневно в шесть утра и целых три часа трачу на то, чтобы сделать гимнастику, принять душ, сделать причёску, макияж, подобрать соответствующую одежду. Всё сама, никто мне не помогает. Можно, конечно, и за тридцать минут, и за пять, как попало. Но это уже будет небрежно, это не по-терегуловски (улыбается). Моя мама и в лес за грибами ходила в белоснежном переднике и нарукавниках. Я живу по Чехову: "В человеке должно быть всё прекрасно…"
– Венера Закировна, значит, семья для ребёнка-инвалида – это главное?
В.Д.: Семья – несомненно. Но и школа. Школа даёт то, чего не может дать семья. Я очень благодарна маме за то, что она меня отправила в интернат. Если бы не было школы, то я бы многого не умела. Не умела бы вязать, шить. Штопать одежду, следить за её сохранностью мама научила, а вот шить меня научила школа. Вязать тоже в школе меня научили. В школе научили танцевать. И я считаю, что без школы у меня бы не было таких успешных результатов. Благодаря учителям, я стала развиваться дальше. Мне повезло в жизни с учителями. Огорчаюсь, когда выпускники школ слепых многословно благодарят родителей и врачей, а про школу говорят как-то скупо. И становится обидно за школу, за тот титанический труд педагогов, который они вложили в нас – инвалидов, в воспитание и обучение таких талантливых, способных, но очень сложных и необычных детей.
Тифлопедагог Денискина большое значение придаёт неречевым средствам общения. Многое дают детям с нарушениями зрения специальные коррекционные занятия по мимике и пантомимике. Венера Закировна в течение двадцати лет работала над данной темой. И вот с 2001 г. такие коррекционные занятия включены МО в учебный план школ для детей с нарушением зрения.
– Как вы считаете, какой должна быть школа для детей инвалидов?
В.Д.: Школа, прежде всего, должна давать знания, научить ребёнка быть самостоятельным. Помочь ему преодолеть вторичные отклонения в развитии и реабилитироваться. Очень многое детям даёт коррекционная работа. Каждый учитель должен знать особенности развития и здоровья ребёнка, и свою работу выстраивать так, чтобы коррекция осуществлялась на всех предметах, а не только на специальных коррекционных занятиях. На каждого ребёнка должен составляться индивидуальный маршрут коррекции. Данный маршрут должны знать все педагоги, работающие с ребёнком, и каждый из них должен проводить коррекционную работу средствами своей профессиональной деятельности.
– Какова роль воспитателя в данном процессе?
В.Д.: Роль воспитателя огромна. Вся воспитательная работа должна быть просто пронизана коррекционной работой. Воспитатель в естественных условиях режима дня учащихся учит всему тому, чему многих слепых совершенно не учат дома. Вроде бы простым вещам: умываться, делать уборку, стирать, содержать вещи всегда в порядке. Но этому в школе обучает, прежде всего, воспитатель. Поэтому роль воспитателя в процессе реабилитации ребёнка-инвалида незаменима. Ведь бытовые навыки необходимы инвалиду для его самореализации в жизни.
– Трудно самореализоваться инвалиду по зрению в обществе?
В.Д.: Очень трудно. Есть выпускники, имеющие прекрасные знания по предметам, но они не могут найти себе применение в обществе, потому что не научены самостоятельному передвижению в пространстве и самообслуживанию. Есть выпускники, не имеющие хороших знаний, но очень коммуникабельные, умеющие самостоятельно решать бытовые проблемы, но без хороших знаний они испытывают трудности в том, чтобы найти себе доступную инвалиду профессию и утвердиться в ней. Выходит, что нужен такой выпускник, который бы имел хорошие знания и умел их применять, при этом он должен быть коммуникабельным и самостоятельным в быту. Только так инвалиды смогут найти своё место в обществе, смогут себя обеспечивать, платить исправно налоги, то есть будут полноправными членами общества. Вот к такому образу выпускника школы мы должны стремиться, готовя детей к взрослой жизни. Это и есть цель обучения и воспитания в специальных школах. Печально то, что массовая школа этих функций пока не готова принять на себя.
Не восхищаться таким человеком, такой женщиной просто невозможно. Одна из слушательниц лекций Венеры Закировны посвятила ей стихи:
Спасибо, женщина, тебе
За яркий след в моей судьбе,
За силу воли, счастье встреч,
За выразительную речь,
За каждый правильный совет —
На всё, что спросишь, дашь ответ.
За доброту и красоту,
И за общенья простоту,
За душу чистую, как мел,
И за успех грядущих дел.

Сайт "Великая эпоха"
 
NinonДата: Среда, 24.04.2013, 10:25 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Письмо Суворову

Опубликовано: 23.04.2013

Полный тёзка генералиссимуса стал нормальным человеком в ненормальных условиях
Письмо СуворовуАлександр Васильевич Суворов и Олег на лекции в институтеЯ узнала об Александре Суворове случайно. Тогда в моей жизни как раз шла чёрная полоса. И я решила написать ему. Без надежды, что он ответит. Просто необходимо было выговориться. Но Александр Васильевич ответил. Приведу читателю выдержки из его письма. Может, кто-то проанализирует и переосмыслит свою жизнь. Орфография и пунктуация автора сохранены.
""Надежда, привет! Ты спрашиваешь как быть, когда кажется, что все плохо?
Как быть? Помнить хорошее, игнорировать плохое, ни в коем случае не жалеть себя, не оплакивать себя заживо, не "давить" на жалость окружающих.
В мае 2006 года мне поставили очередной диагноз - сахарный диабет. Плюс куча других: слепота и глухота с детства, атаксия Фридрейха, хроническая ишемия головного мозга, гипертензия… Это всё не раз перечислялось в больничных выписках. Последние лет пять ни одного дня без тех или иных таблеток.
25 июня 2010 ко всему этому добавился тяжелейший перелом - винтообразный оскольчатый правой голени, обеих - малой и большой - берцовых костей. Из-за диабета делать операцию не решились, лечат консервативно, гипсом. Из-за диабета же срастается очень медленно, быть мне в гипсе в общей сложности полгода, с момента травмы. А тут ещё, как только выписали из больницы - смерть брата. Скоропостижная, от инфаркта аорты. И какой-то нелюдь придумал вирусную программу, атаковавшую в том числе и мой компьютер. Много погибло, в том числе невосстановимо. Брат умер вечером 26 июля, а вирус настиг меня в ночь с 12 на 13 августа. И что же в этой ситуации хорошего? А как же. Я не один. И у меня есть главное реабилитационное средство - компьютер со специальным дисплеем.
И есть кому его восстановить после вирусной атаки. Это моё главное орудие труда. Несмотря ни на какую хроническую ишемию головного мозга, продолжаю работать, а работа у меня умственная. Ну и то, о чём Вы сами пишете - что я нужен многим людям… И пока могу эту нужность подтверждать работой. И всё это хорошее перетягивает всё перечисленное плохое, всякие болезни и смерти и вирусные атаки. А раз перетягивает, раз могу жить так, как хочу - значит, всё хорошо. Чего и Вам желаю. Пока жив - что-нибудь да хорошо. Просто мы по-детски капризничаем и хнычем, что всё плохо. Но так не бывает.
С уважением, Александр Васильевич Суворов."
Детская вешалка

Александр Васильевич Суворов, полный тёзка известного генералиссимуса, - первый в мире слепоглухой профессор. Он смотрит на мир глазами творчества, а слышит ушами таких любимых для него детей. Вообще, у этого удивительного человека с удивительной судьбой много званий и наград. Александр Васильевич - доктор психологических наук, действительный член Международной академии информатизации при ООН, почётный международный доктор гуманитарных наук Саксуаханского университета (США), профессор Московского городского психолого-педагогического университета, кавалер медали 1 степени имени Г.И. Челпанова, научный руководитель Регионального Детского ордена милосердия. Он читает курс лекций студентам-психологам в одном из московских вузов. Но главной своей наградой Александр Суворов считает звание "Детская вешалка", которое дали ему дети.
- В марте 1998 года я получил письмо из Екатеринбурга, в котором меня звали на лето в детский оздоровительный лагерь в Свердловской области. Шутливо описывался мой будущий распорядок дня, всё по минутам, и в том числе чётко указывалось, в какое время я буду "работать детской вешалкой". Очень мне это понравилось: так вот я, оказывается, кто такой. Всё мучился, с марта 1981 года, кто же я детям: не родитель, не учитель, не воспитатель... Теперь, наконец, понятно. С тех пор я стал с гордостью представляться, на смех и на радость ребятишкам: меня зовут Детская Вешалка! Приглашал "висеть". Они, конечно, и рады стараться. Контакт между нами стал устанавливаться быстрее, - часто рассказывает Александр Суворов.
Его жизнь - полна событий. А судьба - крутых поворотов. Но - обо всём по порядку.
Детство

Саша появился на свет в июне 1953 года в нынешнем Бишкеке. Он был первым ребёнком в семье, потом родились ещё двое - сестра и брат. Новорождённый Саша сразу увидел и услышал мир. Но ослеп в трёхлетнем возрасте, а оглох - в девятилетнем. Потом выяснилось, что мать и отец были троюродными братом и сестрой. Они не знали об этом с самого начала потому, что их родители умерли от голода в период сплошной коллективизации, оба воспитывались в детских домах.
В семилетнем возрасте, в 1960 году, Саша пошёл в республиканскую школу-интернат для слепых и слабовидящих детей, в которой успел получить начальное четырёхклассное образование, несмотря на прогрессировавшее падение слуха.
Отношения со сверстниками у Саши не сложились. Друзей он не имел, больше тянулся к взрослым, а в школе слепых с головой ушёл в чтение брайлевских книг, какие попадутся. Уже во втором классе был таким заядлым читателем, что книги у него отбирали, чтобы не читал на уроках и по ночам.
После падения слуха у сына мать Мария Тихоновна стала искать школу, где он мог бы продолжать учиться, несмотря на глухоту и слепоту. Школа такая нашлась в городе Загорск Московской области, куда Саша и приехал 13 сентября 1964 года.
Когда Саша понял, что слепоглухота - неизлечима, это стало для него тяжёлым ударом. Потом он признается: «Слепоглухота стала моим проклятьем».
В одной из своих книг, а у него сейчас их более двадцати, Александр Суворов вспоминает:
"После консультации в институте Гельмгольца всё изменилось. Теперь я не просто скучал, а страдал от слепоглухоты, проклинал слепоглухоту как причину скуки. Старался уединиться - и плакал. И цедились из души, точно кровь (а может, и гной) из незаживающей язвы, откровенно, прямо-таки напоказ, надрывные стихи. Ну и что, если этот надрыв кого-то шокирует... Пусть знают. И помнят, когда со мной общаются. Путь знают и помнят, если не хотят причинить мне лишней боли. И если зовут меня где-то присутствовать - то уж не для мебели. Я тоже так или иначе должен быть включён в общение. Постепенно это и стало основной задачей моей литературной работы - и в стихах, и в прозе: докричаться до мира здоровых; объяснить ему, что я хочу быть со всеми, но этому мешает то-то и то-то; предложить миру, а прежде всего ближайшим окружающим людям, вместе искать пути друг к другу. Но при этом слепоглухоту не игнорировать, а учитывать. Она есть, она неизлечима, и если мы не слепы и глухи душой, мы должны о ней помнить. Иначе я так и буду не вместе, а рядом со всеми. По-прежнему - в одиночестве".
"Зрячим" буквам Сашу стали учить в семнадцать лет. И это был нелёгкий труд. Юноша ведь не только не знал очертаний букв, но и не умел строить их образ, когда чертили буквы пальцем во всю ладонь.
Из книги Александра Суворова "Водяная землеройка, или человеческое достоинство на ощупь":
"Умение читать зрячие буквы, когда их пишут во всю ладонь, очень важно. Это сразу намного порядков расширяет круг общения. Не станешь ведь каждого встречного-поперечного дактильному алфавиту обучать. И если знаешь только дактильный алфавит, то общение замыкается в крайне узком кругу. Я, пока не научился понимать письмо по ладони, даже со своим отцом не мог общаться - дактильным алфавитом он не владел, а орать мне в ухо было бесполезно. Брат в то время тоже не умел говорить дактильно. Сейчас я понимаю письмо по ладони свободно. На довольно высокой скорости. Натренировался. Это для меня второй основной способ общения".
Эксперимент

В феврале 1971 года Суворов с тремя другими воспитанниками Загорского детдома переезжает в Москву, в экспериментальную группу при лаборатории А.И. Мещерякова, для подготовки к поступлению в Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова. Это был первый и, насколько известно, пока единственный в мире эксперимент по обучению в вузе целой группы слепоглухих.
В этом эксперименте были крайне заинтересованы психологи. Эксперимент стал возможен благодаря человечному энтузиазму корифеев тогдашнего человекознания: доктора психологических наук Александра Ивановича Мещерякова, доктора философских наук Эвальда Васильевича Ильенкова, академика Алексея Николаевича Леонтьева и их друзей. Этих трёх человек Александр Суворов считает своими духовными родителями.
Всю четвёрку приняли на факультет психологии, где в то время деканом был крупнейший советский психолог, академик Алексей Леонтьев. Но не все разделяли взгляды учёных. В фильме про Александра Суворова "Прикосновение", вышедшем в 1987 году, одна из воспитательниц Загорского детского дома даёт интервью:
- В этих детей очень много вложено. А отдача? Нужно об этом прежде всего подумать. Потому что государство их не обидело и не обидит: прописка московская, звания, квартира. Зачем? Они же ничего государству дать не могут. Отдачи нет. Нулевая она! Вы посмотрите, какой вклад финансовый в этих четверых! Какая наука?! Вот он пишет диссертацию. Кому?! Зачем?! Кто её сможет применить, внедрить?! Кому от неё польза будет? Да разве может человек с такими большими аномалиями быть полноценным? - горячилась женщина.
Работа и творчество

Но Александр Суворов смог. Написал, внедрил. Стал поистине полноценным. В 1977 году четвёрка закончила университет, и все были приняты в качестве младших научных сотрудников в Научно-исследовательский институт общей и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР.
Но Суворов решил уехать в Загорск, чтобы способствовать развитию слепоглухонемых детей. С тех пор вся жизнь Суворова, вся его судьба как учёного, поэта и общественного деятеля, связана с детьми.
Первые годы работы в Загорске Суворов потратил на изучение проблем детского развития в самом тесном общении с детьми, а не только по специальной литературе. Он осознал, что главная проблема слепоглухих ребят, задерживающая их развитие, - это дефицит общения.
В конце мая 1994 года Александр Васильевич защитил кандидатскую диссертацию на тему "Саморазвитие личности в экстремальной ситуации слепоглухоты".
- С конца января 1995 года я стал одним из пользователей Республиканского центра компьютерных технологий Всероссийского общества слепых, - говорит Александр Васильевич. - Освоение компьютера с тактильным дисплеем произвело революцию в моём научном и литературном творчестве, сделав возможной защиту докторской диссертации меньше чем через два года после защиты кандидатской.
Успехи продолжались. В конце лета 1995 года выпущена в свет первая книга Суворова - "Школа Взаимной Человечности", в которой обобщён опыт дружбы Суворова с детьми - как инвалидами, так и здоровыми, особенно в различных детских лагерях. А уже в 1996 году он защитил докторскую диссертацию на тему "Человечность как фактор саморазвития личности", стал доктором психологических наук. Тогда же Александру Суворову в останкинском телецентре подарили специальный компьютер для слепых. Теперь он получил возможность работать на компьютере дома, что резко повысило интенсивность его научного и литературного творчества. Появилась возможность интернет-общения.
Олег

С детства Суворову помогала мама. Направляла, поддерживала. Ради неё он жил. Она умерла от инсульта, и Александр Суворов тяжело переживал её уход. Посвятил своей маме множество стихов.
Александр Суворов всегда хотел иметь сына.
- Летом 2002 и 2003 годов я смог принять участие в горной экологической экспедиции "Тропа". Мальчик, благодаря человечному подвигу которого стало возможно моё появление в горах, - Олег Гуров - стал моим названым сыном. Я принял посильное участие в его судьбе, помог поступить в университет, а с 18 по 23 октября 2006 года он сопровождал меня в поездке в Испанию, в город Сантьяго-де-Компостела, на конференцию "Ограниченные сенсорные возможности в XXI веке".
Представьте на минутку, слепоглухой человек идёт в поход в горы! Александр Васильевич потом скажет: "Я к детям туда лез!".
Названый сын Олег и сейчас везде вместе со своим "отцом". Сопровождает его на лекции в университет, в поездках. На занятиях в университете Олег "пишет" на руке Александра Васильевича вопросы студентов. Так они общаются. Хотя у Олега есть родители в Саратове.
Положительная бухгалтерия

Слепоглухой профессор считает, что не нужно слишком жалеть ни себя, ни детей.
"Я часто рассказываю в своих лекциях про мальчика, который ослеп из-за отслойки сетчатки. Родители его забрали из детдома чуть ли не на полгода, всячески оплакивали, баловали... И внушили ему, что он самое несчастное во Вселенной существо. Потом он попал в пионерский лагерь. И там едва не выдавил пальцами глаза пятилетнему ребёнку. Дабы восстановить "справедливость"… Ребёнок, как бы и чем бы ни был болен, должен нормально жить, а не оплакивать себя вместе с родителями. К болезни, к инвалидности надо приспосабливаться - куда денешься, - но ни в коем случае нельзя её смаковать. Я всегда искал выход в нормальную жизнь, звал друзей вместе его искать. Слепоглухота для меня - враг, которого надо изучать, чтобы победить. Победить - значит прорваться, постоянно прорываться к нормальной жизни вопреки ненормальному состоянию. К любви, к творчеству", - пишет в одной из своих книг Александр Суворов.
В судьбе слепоглухого профессора отчётливо прослеживается мысль: люди, которые сыграли наиболее значительную роль в его жизни, никогда не относились к нему как к глубокому инвалиду, а требовали, чтобы он максимально выкладывался в познании мира, людей, самого себя.
В своей публичной лекции для студентов МГППУ Александр Суворов говорит:
- Я всегда был сторонником максимальной самоответственности. Поменьше надеяться на Господа Бога и на матушку природу, побольше брать на себя. Это всегда была моя жизненная позиция. Поэтому всегда и говорил, что талант формируется при жизни. То есть я могу не просто родиться, а стать талантливым, от меня тут кое-что зависит. Это моя работа - объяснять людям, как быть человеком в условиях слепоглухоты. Нормальным человеком в ненормальных условиях.
- Что вами движет в жизни? - интересовались студенты.
- Любовь, ответственность, человечность. В данном случае всё это можно сочетать. Я не очень-то дорожу самим собой. Мне важно не то, чтобы самому устроиться покомфортнее, важно - для кого, важно быть самому нужным. Это тоже идёт от мамы. Это и движет. И, как ни странно, без этого меня, возможно, давно и в живых бы не было. Я говорил, что так не играю, не хочу, не буду. Раскапризничался бы, да и сыграл в ящик раньше времени. А так, при всём соблазне самоубийства, прежде всего спохватишься, а кому из моих любимцев от этого будет хуже. Так оно и пошло - пока есть мама, должен быть и я. Не стало мамы - ну что, пора? - нет, я не закончил свои главные творческие труды, а без этого и мамина жизнь окажется без всякого смысла. Ну вот, вроде практически все главные дела сделал, книжки и всё такое. Пора? Нет, появился у меня мальчик, ради которого надо жить, чтобы он нормально, спокойно выучился. Опять не для себя. И так всю жизнь, - отвечает Александр Суворов.
С недавних пор Александр Васильевич всем желает… "положительной бухгалтерии".
- Речь идёт вот о чём. Обычно и инвалиды, и здоровые считают свои потери. А того, что у них, тем не менее, есть свои возможности, как-то забывают посчитать. А если наоборот - начать с подсчёта возможностей, а не потерь. Тогда легче жить. Вот этого вам и желаю. Положительной бухгалтерии.
Проведите простой эксперимент. Зайдите в полную тишины комнату, закройте глаза и побудьте в таком состоянии немного времени. Посидите, походите взад и вперёд. Надолго ли вас хватит? Но на грани темноты и тишины можно жить. Жить, а не выживать!

Надежда САУШИНА
Сайт газеты "Белгородские известия"

 
NinonДата: Среда, 15.05.2013, 13:44 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Сила духа слепого айкидиста

Опубликовала: Ямпилова Цыржима, 10 Май 2013

Отсутствие соревнований делает айкидо доступным для людей любого возраста и пола.
• Сила духа,
• Ощущение партнёра,
• сохранение дистанции
• и временного пространства,
• а главное, духовное познание –
все это айкидо – японское боевое искусство, основанное не на борьбе, а на отработке приёмов и атак, призванных помочь в постижении красоты, силы и внутренней гармонии.
Данное боевое искусство полностью перевернуло жизнь Владимира Сорокина из Рязани и открыло для него второе дыхание. В семнадцатилетнем возрасте молодой человек потерял зрение, но благодаря занятиям спортом он продолжает идти вперёд, преодолевая все трудности.
До того момента, как Владимир перестал видеть, спорт играл ключевую роль в его жизни. После же, остался только компьютер и специальные программы для незрячих.
В первый раз молодой человек попробовал себя в искусстве айкидо в двадцатидвухлетнем возрасте, тогда он пришёл в городской клуб, где занимались зрячие. Тренер не испугался ответственности за незрячего парня и стал поощрять его начинания, а они дались не легко. Самым сложным было почувствовать движения своего партнёра и соореинтироваться в пространстве, но Владимир не сдался и не бросил, сделав айкидо средством познания себя и своих возможностей.
«В этом боевом искусстве слух и зрение так же, как пол и возраст не имеют решающего значения»,- говорит Владимир. …»Незрячий человек здесь не только в минусе, но и в плюсе потому что ему легче перестроиться на ощущения и чувство пространства, тогда как зрячий человек больше надеется на глаза. Я прихожу в клуб чтобы отвлечься от рутинных проблем и пообщаться, а также для духовного и физического развития. Лично для меня айкидо это, прежде всего, удовольствие и душевная гармония».
Сейчас Владимир носит хакаму — традиционные брюки средневековых воинов-самураев, которые позволено носить только по достижении 1 дана (первый мастерский уровень, получаемый за знание базовой техники без применения оружия). А на одном из фестивалей по айкидо в 2008 году, Владимир получил премию «Торнадо» в номинации «Сила духа».
Своим примером Владимир Сорокин доказал, что нет непреодолимых барьеров, если упорно двигаться к цели.
Сайт "Несмотря ни на что"
 
NinonДата: Четверг, 16.05.2013, 08:52 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Активисты обратили внимание общественности на проблемы инвалидов

08.05.2013 10:37
ГТРК "Ульяновск"
Автор: Эдуард Истомин

От дома – до храма книги! Этот путь инвалид по зрению Евгений Кустов проходит ежедневно. Трость – его лучший помощник. Но даже с ней мужчина не чувствует комфорта. То дорога – неровная, то препятствия – на пути. Евгений Кустов, говорит: "Если в экстремальном отношении, то за 4 минуты дойду. Экстрим если! Ну, если что-то случилось! А так пять-шесть".
Инвалид по зрению предложил зрячим повторить его путь с повязкой на глазах. Депутаты Молодёжной Думы откликнулись на призыв Евгения Борисовича. Дамир Хакуашев тщетно пытался уложиться в норматив Кустова. Не повезло и его напарнику.
Дамир Хакуашев, депутат ульяновской городской Молодёжной Думы, сказал: "Если бы не подсказывали, то, наверное, стоял бы на месте. Или пошёл бы в какую-нибудь другую сторону. Или вышел бы на проезжую часть, и всё окончилось бы плачевно. Именно сегодня зрячие люди ощутили на себе, насколько это действительно трудно".
Эту акцию молодые депутаты посвятили Международному дню борьбы за права инвалидов. Активисты хотят пробить брешь в равнодушии к людям с ограниченными возможностями. Дамир Хакуашев, депутат ульяновской городской Молодёжной Думы, добавил: "Многие проходят стороной, когда видят, что человеку нужна помощь! Просто даже через дорогу перевести. Многие не смотрят на это… Отворачиваются!"
Этой акцией молодые поддержали старших товарищей! Городскую Думу беспокоят проблемы инвалидов. Их вопросами еженедельно занимается рабочая группа. Её руководитель Петр Столяров выехал на Верхнеполевую, 13. Пётр Столяров, первый заместитель главы города Ульяновска, рассказал: "Здесь у нас по графику предусмотрен до 30-го мая произвести ямочный ремонт данной улицы. Я думаю, это им позволит беспрепятственно проходить по этой улице, по этим тротуарам".
Кроме этого, возле Верхнеполевой, 13 сделают дорожную разметку. Это нужно для безопасности инвалидов по зрению, говорит Пётр Столяров. Рядом – общество слепых. И сюда они ходят, чтобы решать свои проблемы.
Сайт "Вести.ру"
 
NinonДата: Четверг, 16.05.2013, 09:12 | Сообщение # 12
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Человек, который слышит пространство

Евгения Волункова,
Михаил Никитин 8 мая 2013

Нина Левшакова – председатель регионального отделения Всероссийского общества слепых. Она сама практически не видит. Остаточное зрение позволяет ей читать, близко-близко наклонившись к книге или монитору.
Я сижу за столом напротив Нины Михайловны. Между нами – около полуметра. Она в очках. Улыбается, глядя мне прямо в глаза. И не понятно, видит она меня или ориентируется на голос.
— Не вижу, — говорит Нина Левшакова. — Вижу белое пятно – лицо. Но где голова заканчивается, контуры – этого не видно...
— Я родилась в Мончегорске. С хорошим зрением. Когда мне было 5 лет, нянечка в садике меня тряханула за какую-то провинность, и я улетела головой в батарею. Она пригрозила: если пожалуюсь родителям, мне будет "ата-та". Поэтому я никому не рассказала. Но с того момента родителям приходилось волоком тащить меня до садика: я садилась на снег, упиралась и кричала: так мне было страшно идти туда, где эта нянечка...
— А потом я стала терять зрение. Катастрофически. Родители были в шоке, когда после медосмотра врач сказала, что их ребенок почти слепой. Никто не мог понять, что случилось: у нас в роду никого не было с плохим зрением, да и как так можно резко ослепнуть? Меня таскали по врачам в попытке понять, что происходит. Это ни к чему не привело: к первому классу больше, чем ШБ, я уже не видела.
— Мне повезло с первой учительницей: она – мой ангел. Я ничего не видела с доски, и она пододвигала мою парту к ней вплотную. А потом, поняв, что толку нет, начала учить меня по карточкам. И всегда находила способ, как показать, объяснить мне то, что объясняла другим. Благодаря ей я хорошо закончила начальную школу. А дальше было сложнее: в старших классах никто не стал заморачиваться с карточками. Но я продолжила учиться. Много сидела в библиотеке, писала бесконечные рефераты… И везде ходила с одноклассниками. Все на лыжах – я на лыжах, все на коньках – и я тоже. Когда на лыжах на уроке физкультуры все ехали с горки, я садилась на корточки, закрывала глаза и неслась вниз – было не так страшно.
— Мои родители – золото. Они, понимая мое состояние, на свой страх и риск старались, чтобы у меня было все, что и у нормальных детей. Просила велосипед – купили. Я летала в ямы, через руль, ходила в ссадинах и с абсолютно синим животом. Захотела коньки – мама купила. Хоккейные: позаботилась, чтобы я не повредилась зубцами. Все бугорки на льду были мои, я падала, плакала, но не сдавалась. Попросилась на танцы – меня отдали. Правда, тут уже мое упорство не помогло: не видела, что показывает хореограф. И самого хореографа тоже… В общем, гиперопеки надо мной не было. Возможно, я такая получилась нормальная именно потому, что родители меня не выделяли. Я везде шла со всеми и чувствовала себя полноценной.
— Я тут столкнулась с ситуацией, когда мама незрячего ребенка ругалась: "Она неправильно бьет яйца в яичницу!" Я говорю: "Вам какая разница? Яичница же получается. Не все ли равно, как?" У незрячих своя специфика приготовления еды. Например, они по-разному варят картошку. Кто-то чистит кожуру и дает потом кому-то довыковырять то, что он не довыковырял. Кто-то ее ошпаривает кипятком и немного обваривает, чтобы можно было снять шкурку, а кто-то режет картофелину, как колбасу, и потом чистит… Кому как удобнее. Ни в коем случае нельзя давить и указывать, как именно надо делать. Нужно просто принимать человека таким, какой он есть. Мои родители это понимали.
— Когда я заканчивала школу, встал вопрос, куда поступать. Меня предупредили, что медицинская комиссия на мое дальнейшее обучение добро не даст. А я так хотела учиться! И стала ходить в медкабинет под разными предлогами: потихоньку заучивала таблицу проверки зрения наизусть. И когда была комиссия, сжульничала: прочла первые три строчки по памяти. И мне подписали справку, что я годна учиться дальше.
— Поступила по рекомендации знакомых в культпросветучилище на режиссерское отделение. Помню, запоролась на первом же гриме. Его же как делают: гример стоит сзади актера и смотрит в зеркало. А я же так не вижу! Развернула и давай гримировать. Мне говорят: "Ты что делаешь?" А я: "Ну, я не вижу"…
Когда надо было оценивать какое-то сценическое действо с конца зала, я говорила: "Можно, я пойду на первый ряд и оттуда, может быть, что-то увижу?" Все были в ужасе, но я продолжала учиться.
— Относительно личной жизни у меня были комплексы. Я понимала, что однажды мое зрение упадет до нуля, и не представляла себя в браке. К тому же был горький опыт: мне нравился молодой человек, который обо мне сказал: "Нина хорошенькая. Плохо только, что зрение у нее слабое". Это был удар ниже пояса, и молодых людей с тех пор я перестала замечать.
— Со своим мужем я знакомилась трижды. Первый раз — в кафе. Второй – в общежитии. Я тогда работала художественным руководителем: организовывала мероприятия на базе рабочих общежитий. И комендантша, которая меня все пыталась выдать замуж, подвела как-то двух молодых людей – знакомиться. Одним из них был тот парень, из кафе. А потом вахтерша выдала мне билеты на вечер для тех, кому за тридцать. Я ей говорю: "Вообще-то, мне еще двадцать". А она: "Ну и что! Молодые там тоже будут!"
Я пришла, села за столик с какими-то бабушками за сорок. Поскучала, пошла танцевать. И вдруг меня пригласили на танец! Молодой человек представился Василием. А когда я назвала свое имя, сказал, что знает, как меня зовут. Так я познакомилась с ним в третий раз.
— Я долго не могла понять, зачем я ему нужна. Я тогда еще пыталась носить линзы – мучилась. У меня искривление роговицы, плохая слизистая от капель, и они не подходят. Помню, идем с ним зимой, гуляем, и бац – линза выпадает из глаза. А они тогда дорогие были… Я от расстройства даже сказать ничего не могла. А Вася ее нашел. На снегу, представляете? В тот момент я поняла, что для человека важно сделать для меня что-то доброе.
Потом он предложил мне сделать операцию – пересадить свой глаз. Мол, у тебя будет один здоровый глаз, и у меня. "Вдруг такие операции делают?" Конечно, я за этого человека вышла замуж. И благодарна жизни за то, что меня с ним свела.
— Вася меня везде берет с собой. Как-то позвал на рыбалку. Я говорю: "Ты издеваешься? Я же ни удочку, ни поплавок не увижу!" А он: "Спокойно, будешь ловить зимней удочкой". И я ловила. Он помогал насаживать червяков, снимать рыбу. А если мы ходили за грибами, муж останавливался и говорил: "Здесь гриб. Ищи". И играл со мной в "горячо – холодно". В этом году у нас будет тридцать лет совместной жизни.
— Очки мне не помогают: от сильных диоптрий болит голова, а видимости все равно толком нет. Но я ношу слабенькие, на минус восемь. Все равно получше. Я долго не знала толком своих диоптрий. До тех пор, пока не наткнулась на компетентного врача. Она долго рассматривала мои глаза, я говорила, что вижу ШБ. Она спрашивала: "Ты видишь или знаешь?" А я даже не понимала, вижу или знаю.
— С такими глазами физически невозможно видеть, — сказала врач. – Давай-ка проверим.
Закрыла табличку, где ШБ, оставила ту, где кружочки.
— А теперь чего? – спросила она.
— А теперь ничего, — ответила я.
В общем, диоптрии мои составили на правом глазу минус 28, не левом – минус 32. Это давно было. Сколько сейчас – не знаю.
— Как я хожу? Слушаю пространство. Слышать может все: руки, ноги. Ну и память помогает: запоминаешь все ямы, ухабы. Страшно сделать первый шаг в незнакомом месте, потом привыкаешь. Пишу – на автомате. Читать могу, если близко наклониться к книге. Вообще, интересно: подносишь бумажку к лицу, чтобы рассмотреть написанное, а люди спрашивают: "А что вы там нюхаете?" Приспосабливаешься. Я в темноте, например, спокойно все могу найти. В отличие от зрячих. И даже, как выяснилось, могу шить (смеется - прим. авт.). Уже когда я была в обществе, нам предложили поучиться профессии швеи. А у меня правило по жизни: предлагают что-то новое, скажи "да". И мы пошли, на свой страх и ужас. Производственная машинка – это что-то! Я ее боялась панически. Можно же руки не туда засунуть и пришить за долю секунды… Сначала строчка у меня гуляла так, будто я выпила пять бутылок водки. А потом ничего, получилось. Мастер, которая нас учила, была в шоке от наших способностей. А я всегда говорю: если есть желание – способности безграничны.
— Единственное, что было трудно – воспитывать дочь. Она, маленькая, подходит, тычет на что-то и спрашивает: "Мама, а это что?" Или придет из садика: "Мама, нам дали задание сшить платье на куклу!" И делай, что хочешь.
— Моя дочь тоже потеряла зрение. Врач меня огорошила: "А что вы хотите? Мать слепая, значит, и ребенок будет слепой!" Меня трясло: как такое может быть? Ведь моя потеря – результат травмы! Я решила сделать все, чтобы мой ребенок видел. Запретила ей почти все чтение, не разрешила идти в музыкальную школу – она очень хотела. И мы стали делать гимнастику для глаз. Каждый день в течение трех лет. Точка здесь, точка там, точка здесь, точка там… И зрение восстановилось. Потому что если чего-то очень сильно хочешь – оно происходит.
— Раньше я шарахалась от Общества слепых. Это слово – слепой — не перешагнуть. Оно страшное. Я не хотела быть среди них, пыталась лечиться, штурмовала разные клиники. Но сделать, правда, ничего было нельзя. Пришлось смириться, что всегда буду такая. А вот с тем, что я не востребована на рынке труда, смириться не могла. Знающие люди говорили: если вступить в Общество слепых, можно пригодиться, найти там себе дело. И я переборола себя, пошла и начала общественную деятельность.
— 15 лет назад мы с мужем переехали в Петрозаводск. Я сразу пришла в общественную организацию и спросила: "Чем я могу вам помочь?" И занялась общественной работой: помогала инвалидам, организовывала разные мероприятия, учила их тому, что умею сама.
— Потом меня избрали председателем местной организации. В офисе не было ничего – ни стульев, ни ламп, ни музыкального сопровождения, чтобы проводить мероприятия… Хотелось многое изменить, чтобы стало здорово. Но я понимала: денег взять неоткуда. И мы начали организовывать поездки паломнические за свой счет. Ездили по монастырям. Потом нам одна турфирма даром предоставила поездку на водопад Кивач. ТГК-1, головное предприятие ТЭЦ, дало нам стулья… Потому что однажды к нам пришла бабушка, села на стул, а он под ней поехал. Она у нас час сидела, а я над ней стояла и держала стул, чтобы не развалился. И когда я у ТГК-1 попросила пожертвование, они сказали: "Что вам надо?" И мне сразу в голову пришли стулья. Так потихоньку начали развиваться.
— Через полтора года меня выбрали председателем Карельской республиканской организации. Два года назад у меня тут были только стол и шесть стульев. Сейчас дела идут, можно сказать, хорошо. Реализуются разные проекты, мы выигрываем гранты. В прошлом году участвовали в конкурсе социальных проектов: из пяти заявленных четыре получили поддержку. Есть даже туристический проект – вывозим людей на природу, учим собирать палатки, разводить огонь, готовить пищу. Казалось бы, как? Люди ведь не видят! А они такие счастливые из похода приезжают! Взахлеб рассказывают, как проходили веревочный курс.
— Мы подаем предложения по реабилитации, интеграции инвалидов по зрению во все наши органы власти. Ищем пожертвования, чтобы отправлять талантливых людей на выступления и конкурсы. Бьемся за то, чтобы обратили внимание на наше предприятие для слепых, чтобы государство оказывало поддержку. Нам нужны госзаказы, чтобы коробки, которые делают слепые, были нужны кому-то. Чтобы люди не сидели с протянутой рукой, а сами зарабатывали, чувствовали себя нужными обществу. В конце концов, все налоги с предприятия идут в карельскую казну! Почему об этом забывают?
— Вот для слепых отменили бесплатный проезд. Мы возмущаемся. Дело не в деньгах, а в морали. Незрячему человеку сложно обращаться с деньгами. Если случайно даешь меньше, часто натыкаешься на хамство. Каждому же не объяснишь, что ты слепой! В маршрутке качает, деньги падают, а ты не знаешь, сколько у тебя упало и как искать… Каждая поездка – как удар. Почему об этом не думают? Хотя, знаете, самое главное – не ощущать себя инвалидом. И тогда ты им не будешь.
Интернет-журнал "Республика Карелия"
 
NinonДата: Пятница, 17.05.2013, 11:12 | Сообщение # 13
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Как сделать полноценной жизнь тех, кто не видит

Ирина Невинная

Точной статистики нет, далеко не все, уже имеющие инвалидность по другому заболеванию, оформляют переход в число инвалидов по зрению. Эксперты говорят, что даже по оптимистичным подсчетам, потерявших зрение у нас - минимум 2 млн. Тотально слепых примерно треть от этого числа. Огромная армия - что делает государство для этих людей, что могут сделать они сами? Об этом "Российская газета" беседовала с Дианой Гурцкой, известной певицей и членом Общественной палаты.
В минтруде, я недавно обратила внимание, на каждом этаже, у лифта указатели, продублированные шрифтом Брайля. Звуковое оповещение в лифтах - если еще и не норма, как в Европе, но встречается уже довольно часто. Москву за 3-4 последних года основательно "перестроили" - есть и звуковые переходы на светофорах, и ребристые "сходы" к проезжей части. Как вы оцениваете эти изменения?
Диана Гурцкая: Конечно, положительных моментов становится все больше. Но только программы "Доступная среда" было бы недостаточно. Очень велика роль личности, руководителя - будь то отдельный регион или социальное министерство, отвечающее за всю страну. Здание на Ильинке переоборудовалось по прямому указанию прежнего министра здравоохранения - Татьяны Голиковой. Да, не так много незрячих, которые бывают в этом здании. Но тут важен принцип: министерство социальное - с него и должно начинаться уважительное отношение к людям с ограниченными возможностями.
Что изменилось в отношении к инвалидам по зрению с советских времен? Знаю, тогда можно было за копейки, а то и бесплатно выписать книги на языке Брайля, детей учили в спецшколах... Сейчас с технической точки зрения для реабилитации незрячих огромные возможности. Они используются?
Гурцкая: Не надо идеализировать то, что было раньше. Да, система адаптации инвалидов была. Общее специальное образование - это очень ценная вещь. Но и тогда, и сейчас далеко не все могли получить работу, состояться в социальном плане.
Вот был советский проект - создание особого городка для незрячих в Калужской области. Но знаете, фактически это - резервация. Это не правильно по сути. И хотя городок этот - поселок Русиново - до сих пор существует, идея-то оказалась несостоятельной - ни работы нормальной у нынешних обитателей, ни возможности реабилитироваться.
Какие самые большие сложности для незрячих сегодня?
Гурцкая: Самая большая проблема - это дети дошкольного возраста. Очень многое зависит от родителей. Многие чрезмерно опекают детей. Когда такой ребенок идет в школу, он порой не умеет самостоятельно одеваться и даже есть, не говоря уже об ориентации в пространстве. С другой стороны, есть такие семьи, где вообще не считают нужным ребенка учить, адаптировать к окружающему миру. Мол, есть пенсия, жить можно. И то, и другое неправильно. Систему обучения надо менять, надо, чтобы с ребенком начинали заниматься специалисты как можно раньше, буквально с пеленок.
Вы считаете, это возможно сделать?
Гурцкая: В крупных городах понятно - тут есть спецшколы. Но во многих регионах до сих пор таких детсадов, школ нет. Сложности с финансированием. Дело даже не в количестве денег, а в принципе - "деньги идут за детьми". Вот и получается, что "своих" детишек в регионе можно устроить в школу, а "чужих", из других регионов, где такой школы нет - могут и не взять.
К примеру, в Архангельской области нет ни одной школы для незрячих. Устроиться в Санкт-Петербург или Вологодскую область - сложно, приходится проходить процедуры согласования между органами образования разных регионов. И тут опять ключевым становится человеческий фактор.
Я знаю, вы беретесь помогать таким ребятишкам.
Гурцкая: Вот история Милана Ульянова, из города Котлас. Незрячий, то есть в любом случае его надо было определить в школу-интернат. Куда? Есть Питер, есть Москва. Ни туда, ни сюда без регистрации не берут. Архангельские власти предложили семье такое решение: жить ребенку в одном интернате в областном центре, а ходить на занятия в школу для слабовидящих. Мальчик музыкальный. Что ж, говорят, можно и музыке учить - в третьем месте. Кто будет малыша водить туда-сюда, в третье место? Бабушка-опекунша, которая остается в Котласе? И не имеет возможности переехать за внуком в Архангельск?
Мы обратились в минобрнауки. "Да, мы все сделаем". "Опускается" распоряжение на низовой уровень - и снова, как в вату, все то же самое. Пришлось обратиться прямиком к Владимиру Путину на встрече. Понятно, вопрос решили за 20 минут. Мальчика отправили в Питер в школу имени Грота - одну из лучших в стране. Но не может же президент решать судьбу каждого ребенка!
Еще хуже - когда за ребенка некому биться. Некому стучаться во все двери. Среди таких детишек много отказников. Очень часто у ребенка не единственная слепота, есть и другие проблемы со здоровьем. Об этом страшно говорить, но часто такие дети обречены на всю жизнь оставаться в четырех стенах.
Таким можно помочь? Как, кстати, дела у Анжелы Колзиной из Кургана, про которую "РГ" рассказывала полгода назад? Девочка, напомним, из "отказных", три года просидела в кроватке в Доме малютки, пока кто-то из журналистов не написал вам в Общественную палату.
Гурцкая: Если захотеть, помочь можно. Важно, чтобы хотели те, кто рядом с ребенком.
Анжела сейчас в Сергиевом Посаде, в знаменитой спецшколе. Мы ее навещаем. Девочка преобразилась: танцует, поет, говорит. Совершенно другой ребенок. У Епифановой Галины Константиновны, легендарного директора - таких историй море. Один мальчик - сын проститутки и жил в притоне, другой был брошен матерью, в интернат попал прямо с улицы.
Ну, да, если бы только таких педагогов, как Епифанова, как те, кто работает в школе Грота в Питере, хватало на всех.
Гурцкая: Может, это пока только мои фантазии, и мечты моих единомышленников. Но нам обязательно нужно менять систему обучения и адаптации. Начинать как можно раньше, со специалистами, индивидуально. А чуть позже многие вещи внедрять и в обычной школе. Это проекты инклюзивного образования. Когда здоровые дети и ребята с ограничениями по здоровью учатся вместе.
Да, это потребует другой подготовки педагогов. Надо учитывать, что произошли огромные изменения - появились совсем иные технические и информационные возможности. Интернет, компьютеры облегчили жизнь не только обычным, но и незрячим людям.
Если мы это сделаем - дети в итоге не будут чувствовать оторванность от сверстников, им просто легче будет взрослеть.
Но, наверно, даже хорошее образование, реабилитация не дают гарантии, что незрячий человек сумеет найти работу?
Гурцкая: Знаете, сейчас происходят все же изменения к лучшему, пока хотя бы на законодательном уровне. Квоты вот недавно решено было увеличить по трудоустройству инвалидов. Но надо добиваться того, чтобы изменился настрой в обществе.
Возьмем развитые страны - да, там другие объемы финансирования, стимуляции и педагогов, и семей. В США на одного незрячего ребенка - 3 педагога. У нас такой ребенок в семье нередко воспринимается как тяжкое наказание. Там - таких родителей уважают, поддерживают, реально помогают и государство, и люди рядом, соседи, например. У нас же львиную долю усилий должен предпринять сам человек, сам преодолевать барьеры - и чиновничьи, и людского равнодушия.
Современная техника помогает обучению. Мы дружим со школой-интернатом для слепых детей города Королева из Подмосковья, там узнали о Денисе Шиповиче. Он закончил Московскую юракадемию им. Кутафина, с красным дипломом. Хороший юрист. Но работу, если честно, мы ему все равно помогали найти. Теперь он дистанционно работает юристом на Кубинской мебельной фабрике.
Оля Запаренчук - тоже умница, закончила психолого-педагогический институт, работает на телефоне доверия. Пока была студенткой, ее руководство ВУЗа демонстрировало как красный флаг собственных достижений. На работу тем не менее не взяли. Мы обратились в департамент соцзащиты Москвы. Сегодня она трудится на телефоне доверия, там просто нашла себя, реально помогает подросткам.
Недавно прошла новость: Сергей Безруков выпустил фильм с тифлокомментированием для незрячих. Общество все же меняется?
Гурцкая: Ну, конечно, важнейшее дело. Ведь жизнь состоит не только из одной работы и преодоления проблем. Нужны и развлечения, и положительные эмоции, и музыка, и радиоспектакли, и фильмы. Сергей и Ирина Безруковы замечательные люди, которые очень увлеклись не на словах, а на деле идеей создавать безбарьерный мир. Безвозмездно предоставили свой фильм, мы нашли специалистов, оплатили создание тифлокомментария. Когда Сергей возглавил Московский областной дом искусств, он сразу договорился с и.о. губернатора Андреем Воробьевым, чтобы не только здание, но и творческие проекты были адаптированы для инвалидов. Уже в сентябре состоится премьера спектакля, сопровождаемого тифлопереводом.
Кстати, адаптация фильмов для незрячих - это не такие уж непомерные траты. От 5 до 10 тыс. долларов по сравнению с 1,5-миллионным бюджетом фильма - это ничто. Мы сейчас предложили сделать обязательным наличие тифлодорожки при получении лицензии на прокат фильма. Это же просто - при озвучании фильма сделать еще один вариант - для незрячих.
Мне всегда везет на хороших людей. В этом начинании нас поддержала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, направила письмо в правительство.
Очень надеемся, что этот вопрос будет решен положительно.
Опыт
В СССР считалось, что инвалидам по зрению лучше жить в одном месте и экономически и социально. В бывшей деревне Русиново на границе Московской и Калужской областей было создано такое поселение, куда слепые съезжались со всей страны. Вскоре после войны для них построили фабрику, магазины, школу, жилье, реабилитационный центр - все рядом. Люди работали, общались, знакомились, создавали семьи, рожали детей. Экономическое благополучие поддерживали и большие (по сравнению с тогдашней средней зарплатой) пособия, и налоговые послабления для фабрики.
В рыночных условиях проект оказался несостоятельным. Сейчас Русиново - это трехкилометровая улица, формально приписанная к поселку Ермолино, находится поселение примерно в сотне километров от Москвы. Об особом статусе поселка напоминает лишь табличка "Осторожно, слепые" на въезде. Предприятие, которое в советские годы процветало - был госзаказ, сейчас в упадке. Когда-то здесь собирали платы для телевизоров "Рубин". Теперь - выполняют картонные работы. Вместо прежних тысячи с лишним работников незрячих здесь осталось чуть больше 50. Зарплата - 5 тыс. рублей. Потому все, кто может, кто сохранил хотя бы остатки зрения, стремятся ездить на работу в Москву. А это - минимум 3 часа в один конец. Подходы к реабилитации инвалидов сейчас изменились: принцип "локализации" людей с одинаковыми физическими отклонениями заменил принцип инклюзии. Это включение в общество, что не так-то просто выполнить. Но если удается - незрячий живет рядом и общается с обычными людьми.
Кстати
Слепых детей станет больше
С прошлого года в России изменились критерии выхаживания новорожденных - теперь неонатологи спасают младенцев с массой тела выше 500 граммов. Многие из таких детей остаются инвалидами. Тотальная слепота - одно из часто встречающихся последствий. Бывает, что во всем остальном такие дети абсолютно нормальны. Известный певец Стиви Уандер родился недоношенным, слеп от рождения, но это не помешало ему стать музыкантом, которого знают во всем мире.
Значит, надо не только совершенствовать медицинские технологии по выхаживанию таких младенцев, чтобы минимизировать риск возникновения тяжелых расстройств их здоровья. Но и "страховаться", предлагая помощь по реабилитации тем, кому медики помочь не смогут. Государство идет на серьезные расходы, строятся и оснащаются перинатальные центры, закуплено современное оборудование, обучаются врачи. Но надо думать и о том, как будут жить такие дети, взрослея.
Опубликовано в РГ (Неделя) N6079 от 16 мая 2013 г.
Интернет-портал "Российская газета"

 
NinonДата: Вторник, 21.05.2013, 12:06 | Сообщение # 14
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Теплое творчество бабушки Вали

20:29 20 мая 2013 Ольга Мозговая

Согласитесь, что бабушки нынче бывают разные.
Есть и такие, кто на дух самого этого слова "бабушка" не переносит и строго-настрого наказывают внукам называть их по имени, и никак иначе! И с компьютерами они дружат, и автостопом путешествуют, и на Эверест забраться некоторым ничего не стоит, или еще какой подвиг совершить.
Вот Валентина Андреевна Курасова на Эверест, правда, не забирается, но зато в морозную прорубь зимой, искупаться, — запросто! А еще — в свое время — отважно прыгала с парашютом, стреляла из винтовки и вообще делала все, что полагалось жене офицера, — потому и умеет делать все на свете своими руками, а чего не умеет, тому мгновенно обучается — смотри фильм "Благословите женщину"… И все-таки, "по классике жанра" у бабушки — если она, конечно, настоящая бабушка! — обязательно должны быть спицы и крючок, клубочки шерсти и лоскутки — и чудесные, золотые, теплые и умелые руки — верно? Затейливые коврики, чудесные звери, панно и целые композиции, среди которых настоящая часовенка, вывязанная со всеми подробностями! И букеты цветов, и русалки, и крылатый конь вдохновения Пегас — и все это связано из ниток, разукрашено бисером, блестками, тесьмой.
А еще смешная змейка — символ года — с девчачьими косичками в бантиках! — Это меня внучка попросила, спецзаказ такой, — смеется Валентина Андреевна. — А часовенку мою даже батюшка освятил, приходил к нам специально…
А вот грамота почетная — это меня в нашем обществе наградили.
Мы и познакомились с Валентиной Андреевной в местной организации Московского общества слепых, в Тушине. Небольшое помещение на первом этаже, а одна из комнат — настоящий музей вязания, "теплого творчества" Валентины Андреевны Курасовой.
И мягкое, доброе и пушистое ее мастерство дарит людям радость — и даже до самой Америки добралось! Потому что там сейчас живет и работает, преподает ее близкая родственница, и устроила она для себя и своих студентов такой "уголок России"… А здесь, на улице Героев Панфиловцев, вот уже 25 лет живут они, юбилей недавно отметила тушинская "первичка" МГО ВОС.
И слово «живут» здесь самое уместное, и заведено здесь всякого гостя, невзирая на чины и звания, усаживать за стол, поить чаем, кормить пирогами — до отвалу! Именно они, люди из общества слепых, когда-то протянули Валентине Андреевне руку помощи. Когда стало стремительно и необратимо падать зрение, появились проблемы с сетчаткой, а операцию делать было нельзя, не тот у нее "случай"… Общество "слепых" так уж называется по многолетней традиции, но принимают они к себе не только тех, кто не видит совсем, тотально, как здесь говорят. Есть ведь и очень сильно СЛАБОвидящие — тоже "наши люди".
…Но как же она-то, Валентина Андреевна, умудряется при таких проблемах со зрением заниматься рукоделием — да каким! Не вредно ли это для ее "минус семь" и тяжелых проблем с сетчаткой? Так руки же помнят, улыбается она, всю жизнь в работе! Родилась в Иркутске, в рабочей семье, отец — мастер на заводе, мама — по хозяйству, а Валя — первая помощница, младшие на ней.
Потом семья переехала на Сахалин, Валя окончила школу, а потом и вуз во Владивостоке, вышла замуж за военного — на самом "краю земли" любовь случилась! И помотала же кочевая судьба офицерской жены Валентину по разным землям! Но никогда не жаловалась, и не жалела о своем выборе — там, на краю света; и до самой смерти мужа были вместе — в горе и в радости, в болезни и здравии…
А в 2007-м его не стало. Да, конечно — дети, и внуки, и родня, какая осталась, — все есть, любимое и крепкое, как оно и положено быть: семья!
Но… пусто в доме без мужа, холодно на сердце. И руки не могут без работы, и хочется, так еще хочется сделать что-то своими руками — на радость людям, и разве этого мало?
Сайт "Вечерняя Москва"

 
NinonДата: Среда, 22.05.2013, 09:03 | Сообщение # 15
Группа: Администраторы
Сообщений: 307
Статус: Offline
Незрячий пенсионер из Иркутска знает, как не стать заложником слепоты

Автор: Инна ПАЛЬШИНА Опубликовано 08 мая 13 (11:05)
Статья «Дон Кихот с печатной машинкой» из номера: "АиФ в Восточной Сибири" №19

В Иркутске Валентин Фёдорович - личность известная. Одним он запомнился по "Тотальному диктанту": лишённый зрения пенсионер с печатной машинкой участвовал в проверке грамотности наравне со всеми. Другие знают его как экс-председателя отделения Всероссийского общества слепых. Читателям "АиФ в ВС" Валентин Фёдорович знаком как один из победителей редакционного конкурса эссе "Иркутск в моей судьбе".
Иркутск, 8 мая –АиФ-ВС. Он говорит, что не боится в одиночку выходить на улицу и всегда старается находить темы для бесед со своими случайными помощниками. Чтобы доказать им: человек, лишённый зрения может быть интересным. Он активно полемизирует о развитии Иркутска, постоянно работает с архивными документами и с интересом рассуждает о происходящем в городе и стране. Корреспондент "АиФ в ВС" постарался ненадолго взглянуть на мир глазами этого удивительного человека.
…Валентин Фёдорович включает ноутбук. Нажатием пары клавиш открывает аудиобиблиотеку и листает список авторов, параллельно отпуская по каждому разделу короткие комментарии.
- Слышите, книги читает неживой электронный голос, будто робот. Но выбор невелик, - разводит руками наш герой. Несколько часов такого "чтения" для него - обязательная программа дня. На столе рядом с ноутбуком - красно-белая печатная машинка. Ещё недавно была другая, серо-чёрная. На её клавишах два года подряд пенсионер выстукивал тексты "Тотального диктанта". Этой весной "помощница" сломалась, прямо накануне всеобщей проверки грамотности, поэтому традицию пришлось прервать.
Именно благодаря "Тотальному диктанту" об иркутянине узнала вся страна. Единственного участника акции, лишённого зрения, показали по телевизору, его имя стало известно на просторах Интернета. Между тем, и результат Валентин Фёдорович показал очень хороший: от пятёрки в прошлом году его отделяла всего одна - пунктуационная - ошибка.
Воспитывать…стихами
- Нужно было поправить одну запятую, но в отличие от остальных зрячих участников я был лишён возможности вернуться к написанному тексту, - вспоминает пенсионер.
- Что бы вы сказали людям, которые с невниманием относятся к родному языку: мол, математика - чтоб деньги считать, а русский зачем?
- Я сказал бы, что у них куцый ум, пусть не обижаются. Как можно не любить русский язык? Я пытался самостоятельно изучать английский, просил дочерей, которые живут в Великобритании, читать мне стихи на этом языке. Мне показалось, что у них поэзия - достаточно однообразная, малозвучная. А наш язык имеет столько синонимов, даёт массу свободы, возможность передавать тонкие смысловые оттенки! Убеждён: если человек не очень хорошо расположен к родному языку, нужно почитать ему хорошие стихи - начиная с детских и заканчивая классикой. Хорошее стихотворение для меня как молитва, от него начинает всё петь. Люблю творчество Лермонтова, Грибоедова, Некрасова, Блока, Волошина….Из современных нравится гражданская лирика Дмитрия Быкова. И всё-таки, на мой взгляд, сегодня массовое отношение к родному языку понемногу улучшается. Переломные моменты в истории всегда отражаются на языке, будь то Октябрьская или нынешняя - техническая революция… Постепенно, когда шатания и колебания ослабнут, оздоровится и язык.
Молодёжь "подросла"
Одновременно Валентин Гаврилов говорит и о некой "революции доброты", которую он ощущает в последние годы.
- Многие слепые обижаются на зрячих людей: мол, нас не замечают, проходят мимо, не оказывают помощи… Я не поддерживаю такого мнения. Мне как-то всегда попадаются добрые люди, которые и помогут перейти через улицу, и подскажут номер маршрута… Поэтому не боюсь в одиночку ходить по городу: какая бы проблема меня ни застигла, находятся помощники. И если раньше это были в основном люди пожилого и среднего возраста, то теперь чувствую, как в лучшую сторону изменилась молодёжь.
Сейчас Валентин Гаврилов, историк по образованию, пишет просветительскую работу о народовольце Владимире Бурцеве, в конце девятнадцатого века сосланном в Сибирь. Находить интересные документы и работать с архивами ему помогают студенты-волонтёры.
О герое своих исследований Валентин Фёдорович говорит так увлекательно, что по одним только рассказам хочется снять приключенческий фильм с погонями и переодеваниями. Герой разоблачает предателя - социалиста-революционера Евно Азефа, бежит от разведки, чудом спасается на английском корабле, где переодевается в юнгу…
- Это был настоящий Дон Кихот своего времени, и очень часто, почти всегда он оставался непонятым окружающими. Один против всех. Ему не верили, считали взрослым ребёнком, несколько не от мира сего. Это было в нём, но за деревьями нужно видеть лес, а его-то и не замечали наши умники-интеллигенты. Книгу нельзя будет назвать научной - скорее, получится некий популярный обзор, - рассказывает Валентин Фёдорович. Он признаётся, что своё творение, возможно, пишет… в стол, поскольку не может наравне с другими историками работать с источниками.
"Нам нужен Минин"
Себя наш герой тоже называет немного Дон Кихотом, воюющим с ветряными мельницами. Когда в Иркутске шла полемика о переименовании улиц, он написал большую статью, послужившую «кирпичиком», чтобы не менять существующих названий, а повесить таблички с историческими. Когда Валентин Фёдорович с женой жил в микрорайоне Солнечном, за ним закрепилась слава человека-благоустроителя. Стараниями пенсионера удалось достучаться до коммунальщиков и привести в порядок двор. Сейчас семья переехала в центр, и история снова повторяется: благодаря нашему герою удалось добиться ремонта во дворе, который здешним жителям обещали уже несколько лет.
Но чтобы навести порядок во всей стране, уверен иркутский Дон Кихот, нужны жёсткие меры:
- России сегодня нужен человек вроде Кузьмы Минина. Когда государство распадалось и фактически было захвачено поляками, он организовал в Нижнем Новгороде народное ополчение. Чтобы найти деньги для армии, обратился к народу. Бедные приносили последние копейки, а богатые не спешили делать большие взносы. Тогда он забрал у них детей и жён и сам назначил за них выкуп, который и пошёл на создание армии, - рассказывает Валентин Гаврилов. - Может, стоит подобным образом поступить и с сегодняшними олигархами - не просто забирать деньги, а пускать их на благо страны?
Сайт "Аргументы и факты"
 
Форум » Жизнь незрячих » Жизнь незрячих в России » Незрячие России
Страница 1 из 3123»
Поиск:

Copyright RSBS RT © 2017



Конструктор сайтов - uCoz